Зиновий Гердт. Забавные истории из жизни гениального актёра

Необыкновенный человек, Зиновий Ефимович Гердт оставил в памяти людей, знавших его, множество историй. Читая их воспоминания, понимаешь, что число этих историй бесконечно. Иногда эти истории грустные, иногда смешные, а иногда и грустные, и смешные одновременно. В этом весь Гердт, ведь как говорилось в рассказе любимого им Бабеля, «У всякого глупца хватает причин для уныния, и только мудрец разрывает смехом завесу бытия».

Однажды Зиновий Ефимович Гердт выпил в гостях. За руль машины естественно села трезвая жена. Причем машина была не простая, а японская с правым рулем. Это сейчас их полно, а тогда это была чуть не первая в Москве, их толком еще и гаишники не видали.
И вот их почему-то останавливает гаишник. Видимо, ему понравилась траектория движения машины. Останавливает и столбенеет, потому что за рулем сидит Зяма, но руля нет!
И Зяма, видя это дикое изумление, со своей вкуснейшей коньячной интонацией говорит чистую правду:
— Да это херня. Когда я выпью, я всегда отдаю руль жене…



Однажды Зиновий Гердт повел свою маленькую внучку в зоопарк. Показывал ей разных зверей, рассказывал о них, что знал. Перед клеткой со львом внучка просто остолбенела — такое он произвёл на неё впечатление! Она стояла и смотрела на зверя, как заворожённая, а счастливый дед заливался соловьем, сообщая девочке все сведения о львё, какие только помнил… А когда лев зевнул во всю огромную пасть, она взяла деда за руку, и очень серьёзно сказала:- Если он тебя съест, скажи мне прямо сейчас, на каком автобусе мне надо ехать домой?



Однажды Гердт возвращался домой. А дело происходило как раз в те дни, когда тариф на такси увеличился с 10 копеек на 20 копеек. В знак протеста все москвичи «забастовали» и несколько дней такси стояли свободными. Мимо вереницы такси хромает Зиновий Гердт. Таксист кричит ему: — Хозяин, поехали.
А дядя Зяма, не останавливаясь: — Нет, нет. Я в парк.



Однажды, в тридцатые годы, когда Гердт был только начинающим актером, он влюбился в шикарную женщину, которая частенько приходила к ним в театр. Решил познакомиться. Раз и два подходил к ней, но она — ноль внимания, фунт презрения… «Я по­нял, что нужно чем-то ее поразить, а потому, встретив великого режиссера Мейерхольда, попросил его об одной штуке — чтобы он на виду у этой красавицы как-нибудь возвысил меня. Режиссер согласил­ся, и мы проделали такую вещь — я нарочно встал в фойе возле этой дамы, а Мейерхольд, проходя мимо нас, вдруг остановился и, бросив­шись ко мне, с мольбой в голосе воскликнул: «Голубчик мой! Ну что же вы не приходите на мои репетиции? Я без ваших советов решительно не могу работать! Что же вы меня, голубчик, губите?!.» «Ладно, ладно, — сказал я высоко­мерно. — Как-нибудь загляну...»

И знаете, что самое смешное в этой исто­рии? Эта корова совершенно никак не отреаги­ровала на нашу великолепную игру, спокойно надела свою шубу и ушла из театра. Больше я ее не встречал».



Однажды, когда Зиновий Гердт работал в Театре кукол, он решил подшутить над администратором театра Саррой Т. Обладательница пышных форм и с полным отсутствием чувства юмора, она была постоянным объектом шуток и розыгрышей. Женщина ни на кого не обижалась, а лишь повторяла, что однажды все подколы могут юмористам выйти боком. И она была права. «Возмездие» пало на голову Гердта.
Случилось это, когда театр был на гастролях в одном из городов России. Артисты еще расселялись в гостинице по своим номерам, а Зиновий Гердт уже решил выйти из своей комнаты, чтобы развеяться. Когда актер спускался по гостиничной лестнице, он увидел внизу знакомую фигуру театрального администратора. Женщина была настолько занята решением своих вопросов, что даже засунула голову в окошко, где сидела администрация гостиницы. Не дождавшись, пока план розыгрыша созреет в голове, Гердт ринулся вниз. Он схватил женщину за одно из самых выдающихся мест и стал трясти его. Когда шокированная таким поступком женщина повернулась к Зиновию лицом, выяснилось, что это была не Сарра. От чувства стыда и неловкости актер покрылся холодным потом и начал падать в обморок.
«Она хватает меня за шиворот, не давая грохнуться на пол; бьет по щекам ладонью и приговаривает: «Ну-ну, бывает, не умирайте. Ну, пусечка, живите, я вас прошу! С кем не случается — ошиблись жопой!».



Однажды Зиновий Гердт решил подшутить над соседкой, Добрая и хорошая женщина, но опять, же с полным отсутствием чувства юмора. А к таким людям дядя Зяма, по его признанию, испытывал интерес, и даже более того – коллекционировал. И тогда он решил ее разыграть. В шесть часов вечера он позвонил ей и измененным голосом спросил, может ли она позвать к телефону некоего Сан Саныча. Женщина, естественно, ответила, что людей с таким именем в ее доме нет. Через полчаса Гердт позвонил снова и новым голосом попросил Сан Саныча. Ответ был такой же. Через полчаса еще звонок, и еще, и еще. Так продолжалось до полуночи.
Ровно в 12 часов ночи Гердт позвонил соседке, представился Сан Санычем и спросил, не звонил ли кто ему. Гердт ожидал чего угодно, но не тех слов, что произнесла его соседка: «Сан Саныч, Вы куда пропали? Вас же полгорода ищет!».



Однажды с труппой Театра кукол Сергея Образцова был в Японии. Работников театра решили научить нескольким обиходным японским словам, типа «здрасте-досвидания-спасибо», из дани вежливости к хозяевам. Один из закулисных работников, осветитель Василий, большой любитель выпить, все никак не мог запомнить слово «спасибо» («аригато»). Наконец, Гердт ему сказал: — Вася, есть такое молдавское вино, тебе хорошо известное — алигате. Вот и запомни: алигате — аригато. Дядя Вася просиял, затем полдня ходил и тихо бормотал: «Алигатэ — аригато, алигате — аригато… »
Вечером, Гердт услышал, как дядя Вася, после вкусного обеда, устроенного хозяевами в их честь, сопровождаемого обильными возлияниями местного пива и саке, поблагодарил одного из японцев: — КАБЕРНО!



Однажды Зиновий Гердт, Валентин Гафт и Анна Самохина будучи на гастролях ужинали в ресторане при гостинице, Сели втроем за стол, и Гафт говорит: «Ну что, Зиновий Ефимович, закажем по коньячку?» Гердт качает головой: «Нет-нет, Валя, подождите. Ну что вы торопитесь? Смотрите меню спокойно». Ровно через десять минут официант приносит бутылку шампанского и ставит на стол: «Это для вас — с того столика». Оборачиваются — там кланяются. «Спасибо. Спасибо». Потом появляется еще шампанское. Следом — бутылка коньяку, за ней — бутылка вина.
И через час полстола уставлено всевозможными бутылками. Зиновий Ефимович: «Ну вот, Валя, а вы собирались заказывать!»



Однажды Евгений Миронов пришел поздравить Гердта с 80-летием. Присел на кровать, разговаривают. Вдруг Гердт встрепенулся: — Да! Женя, знаешь — меня сегодня орденом наградили! Гордость за получение цацки была такой неожиданной в устах Зиновия Ефимовича, что Миронов немного растерялся. — Да, — весомо сказал Гердт, — я — орденоносец! И, с места в карьер: — Таня, Катя! Где мой орден? Давайте его сюда! Пришла Татьяна Александровна: — Зямочка, зачем тебе орден?
А Гердт — в крик: — Дайте мне мой орден! Что я лежу, как мудак, без ордена! Нашли орден. Гердт положил его на халат, полежал так немного и сказал: — Вот, Женя. « За заслуги перед Отечеством третьей степени». Помолчал и добавил: — То ли заслуги мои третьей степени, то ли Отечество…



На одной из встреч со зрителями Зиновию Гердту пришла из зала записка: «Случались ли в вашей жизни творческие удачи?» Он улыбнулся и рассказал такую историю…

Дело было на летних гастролях Театра Образцова в Киеве. Как-то вечером после спектакля коллектив решил пройтись по Крещатику пешком. Гердт потихоньку хромал последним и курил. В тот момент, когда надо было бросить окурок, актёр оказался между двумя урнами, до каждой из которых было метров по 15. Бросать окурок вперёд смысла не было и, решив, что на асфальте возле урн и так много окурков, он небрежным щелчком отбросил окурок назад через плечо и обернулся ему вслед. Тот полетел по огромной дуге и падающей звездой попал точно в урну. Ликование Гердта, однако, было омрачено тем, что никто из его коллег по театру в этот момент не смотрел назад. Не успел он расстроиться, как с другой стороны широкого Крещатика к нему подбежала женщина и закричала: «Я видела, видела!..»

Вот это и была творческая удача, — с улыбкой заключил свой рассказ Зиновий Ефимович.
« Элементы советского декора, которые сегодня уже...
Сколько заработали актёры из фильма «Д`Артаньян... »
  • +166

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+1
Великий актер! Светлая память!
+3
Как он сам говорил: «Народный еврей Советского Союза». :)
+2
Автор, спасибо. Пишите, у Вас получается. Есть шероховатости, но все это поправимо. Успехов.
+3
Великий актер.
+3
Настоящий народный артист.
+7
  • avatar
  • jasin
Действительно " Народный Артист ". А голос и особенно его неповторимый тембр всегда было приятно слышать. Всегда вспоминаю его ведущего в " Необыкновенном концерте " театра Образцова.
+13
  • avatar
  • Ёж
У Зиновия Ефимовича голос был уникальный. Поэтому, во многих фильмах он читает закадровый текст, озвучил кучу персонажей в мультиках и дублировал в кино.
+7
Не сколько голос, сколько тембр, интонации. Одновременно доверительные и насмешливые. Чудо!
+7
Очень и очень был колоритной личностью. Тем и запомнился. Сейчас таких нет. К сожалению.
0
И скорее всего не будет…
+13
Если перечислять всех великих артистов прошлого, нужно много часов. Великие артисты с великими фразами. Например: Пилите Шура, пилите,- по сей день живет.
+8
В одном из своих последних высказываний Зиновий Ефимович сказал, что глядя на происходящее в России он переживает за своих внуков!