Михаил Шолохов: интересные факты биографии

Долгое время биографию Михаила Александровича Шолохова отшлифовывали, создавая идеальный образ «народного летописца». А между тем, в судьбе Шолохова можно обнаружить много необъяснимых, порой парадоксальных фактов…

Нахалёнок

Он был внебрачным сыном дочери крепостного крестьянина Анастасии Черниковой и не бедного разночинца Александра Шолохова. Казаки таких детей называли «бесправными нахалятами». Мать была против воли выдана замуж своей «благодетельницей», помещицей Поповой, за немолодого казака Стефана Кузнецова, который признал новорожденного и дал ему свою фамилию.
И некоторое время Шолохов, действительно, считался сыном казака. Но после смерти Стефана Кузнецова, мать смогла обвенчаться с возлюбленным, а сын сменил фамилию с Кузнецова на Шолохов.

Интересно, что род Шолоховых берет начало с конца XV века от новгородского крестьянина Степана Шолоха и прослеживается до купца Михаила Михайловича Шолохова, деда писателя, который поселился на Дону в середине XIX века.
До этого времени Шолоховы жили в одной из Пушкарских слобод Рязанской губернии, и по своему статусу пушкарей были близки казакам. По одним данным будущий писатель появился на свет на хуторе Кружилине станицы Вёшенской, по другим – в Рязани.
Возможно, «иногородний» по крови Шолохов и не был казаком, но он вырос в казачьей среде и всегда ощущал себя неотъемлемой частью этого мира, о котором рассказывал так, что казаки, читая, выли: «Да, это было про нас!».

Плагиат

Обвинения в плагиате преследовали Шолохова на протяжении всей жизни. Многим и сегодня кажется странным, как мог 23-летний малообразованный человек, не обладающий достаточным жизненным опытом, создать первую книгу «Тихого Дона». Длительные периоды молчания писателя только подливали масла в огонь: снова и снова всплывала тема творческого бесплодия.

Шолохов не отрицал, что его образование ограничилось 4 классами, но, например, Горькому ремесленное училище не помешало стать классиком русской литературы, и никогда малообразованность не ставилась ему в упрек. Шолохов, действительно, был молод, но сразу вспоминается Лермонтов, который написал «Бородино» в 23 года.
Еще один «аргумент»: отсутствие архива. Но, например, Пастернак тоже не хранил черновики. Имел ли Шолохов право на «годы молчания»? Как любая творческая личность, несомненно. Парадоксально, но именно на долю Шолохова, имя которого гремело на весь мир, выпали подобные испытания.

Дыхание смерти

Были в биографии Шолохова моменты, которые он старался скрывать. В 20-е годы Шолохов «комиссарил» во главе продовольственного отряда. Весь отряд попал в плен к Махно. Шолохов ждал расстрела, но после беседы с батькой был отпущен (возможно, из-за юного возраста или благодаря заступничеству казаков). Правда, Махно якобы пообещал Шолохову в следующую встречу виселицу.
По другим данным батька заменил расстрел плетьми. Дочь Шолохова, Светлана Михайловна, рассказывала со слов отца, что никакого плена не было: шли-шли, заблудились, а тут хата… Постучались. Дверь открыл сам Махно. По другой версии – Шолоховский отряд, сопровождавший обоз с хлебом, был захвачен разведкой махновцев. Сегодня уже сложно сказать, как было на самом деле.

Известен и еще один инцидент: в те же годы Шолохов получил от одного кулака в качестве взятки жеребца. В те времена – дело почти обычное, но донос последовал именно на Шолохова. Ему снова грозил расстрел. По другим данным к расстрелу Шолохова приговорили за «превышение власти»: юный комиссар не терпел формализма и иногда занижал показатели по собранному хлебу, пытаясь отразить реальную ситуацию.
«Два дня ждал смерти, а потом пришли и выпустили». Просто выпустить Шолохова, понятно, не могли. Спасением своим он был обязан отцу, который внес солидный залог, а на суд предоставил новую метрику Шолохова, по которой тот значился 15-летним (а не почти 18-летним). В юный возраст «врага» поверили, а расстрел заменили годом колонии для несовершеннолетних.
Парадоксально, но сопровождаемый конвоем Шолохов до колонии почему-то не доехал, а оказался в Москве.

Невеста – не жена

В Москве Шолохов пробудет до конца 1923 года, попытается поступить на рабфак, будет работать грузчиком, каменщиком, разнорабочим, а затем вернется домой и женится на Марии Громославской. Правда, изначально Михаил Александрович якобы посватался к ее младшей сестре – Лидии.

Но отец девушек, бывший казачий атаман, посоветовал жениху присмотреться к старшей и пообещал сделать из Шолохова человека.
Вняв настоятельной «рекомендации» Михаил женился на старшей, тем более, что к тому времени Мария уже работала статисткой под руководством будущего мужа. Брак «по указке» окажется счастливым – Шолохов станет отцом четверых детей и проживет с Марией Петровной 60 лет.

Миша – «контрик»

«Тихий Дон» будут критиковать советские писатели, а эмигранты-белогвардейцы будут восторгаться романом. Шеф ГПУ Генрих Ягода с ухмылкой заметит: «Да ты, Миш, все же контрик. Твой «Тихий Дон» ближе белым, чем нам». Однако роман получит личное одобрение Сталина.
Позднее вождь одобрит и роман о коллективизации. Скажет: «Да, мы провели коллективизацию. Чего же бояться об этом писать?» Роман напечатают, только трагическое название «С потом и кровью» заменят на более нейтральное — «Поднятая целина». Шолохов станет единственным, кто в 1965 году получит Нобелевскую премию с одобрения советской власти.

Еще в 1958 году при выдвижении на премию Бориса Пастернака советское руководство порекомендует Нобелевскому комитету рассмотреть кандидатуру Шолохова вместо Пастернака, который «как литератор не пользуется признанием у советских писателей».
Нобелевский комитет, естественно, не внемлет «просьбам» — премию получит Пастернак, которого на Родине вынудят от нее отказаться. Позже, в интервью для одного из французских изданий Шолохов назовет Пастернака блестящим поэтом и добавит совсем уж крамольное: «Доктора Живаго» надо было не запрещать, а публиковать.
Кстати, Шолохов был одним из немногих, кто передавал свои премии на благие дела: Нобелевскую и Ленинскую – на строительство новых школ, Сталинскую – на нужды фронта.

«Любимец» Сталина

Еще при жизни Шолохов становится классиком. Его имя хорошо известно далеко за пределами страны. Его называют «любимцем Сталина», а за спиной обвиняют в конъюнктурщине.
Сталин, действительно, любил Шолохова и создал «хорошие условия для работы». При этом Шолохов был одним из немногих, кто не боялся говорить Сталину правду. Со всей прямотой он описывал вождю, в том числе, и лютый голод, писал, как «взрослые и дети питаются всем, начиная с падали и кончая дубовой корой».

Создавал ли Шолохов свои произведения по заказу? Вряд ли. Хорошо известно, что Сталин как-то пожелал Шолохову написать роман, в котором бы «правдиво и ярко, как в «Тихом Доне», были изображены и герои-солдаты, и великие полководцы». Шолохов начал книгу о войне, но до «великих полководцев» так и не добрался. Не нашлось место для Сталина и в третьей книге «Тихого Дона», которая вышла к 60-летию вождя.
Есть, кажется, все: Ленин, Троцкий, герои войны 1812 года, вот только «благодетель» остался за кадром. После войны Шолохов вообще старается быть подальше от «сильных мира сего». Он отказывается от поста генерального секретаря Союза писателей и окончательно перебирается в Вёшенскую.

Судьба человека

Темным пятном на репутации Шолохова останется его участие в процессе над писателями Синявским и Даниэлем, которых обвинили в антисоветской деятельности. А ведь до этого писатель либо предпочитал не участвовать в подобных омерзительных кампаниях, либо, напротив, пытался сделать всё возможное, чтобы помочь.
Он заступится перед Сталиным за Ахматову, и после 15 лет забвения выйдет ее книга. Шолохов спасет не только Льва Гумилева, сына Ахматовой, но и сына Андрея Платонова, заступится за одного из создателей «Катюши» Клейменова, избавит от лагерей актрису Эмму Цесарскую, первую исполнительницу роли Аксиньи.

Несмотря на многочисленные просьбы выступить в защиту Синявского и Даниэля, Шолохов произнесет обвинительную речь против «оборотней», посмевших опубликовать свои антисоветские произведения за рубежом. Было ли это искренним побуждением или стало результатом душевного надлома? Думается, второе.
Всю жизнь Шолохов слышал за спиной обвинения: талант представляли фальшивкой, прямота оборачивалась упреками в трусости, верность идеям называли продажностью, а добрые поступки — показушничеством. Судьба Михаила Шолохова стала ярким отражением миллионов судеб современников писателя.
« История советской видеотехники
1973 год в цвете »
  • +71

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

-1
А я и сейчас не верю, что он написал Тихий дон. Говорили, что к нему попал блокнот белого офицера, воевавшего на Дону. Это и послужило толчком к дописыванию Тихого дона.
0
Тихий дон и больше ничего, но это на века.
А всё-таки контрик )))
0
«Несмотря на многочисленные просьбы выступить в защиту Синявского и Даниэля, Шолохов произнесет обвинительную речь против «оборотней», посмевших опубликовать свои антисоветские произведения за рубежом. Было ли это искренним побуждением или стало результатом душевного надлома? Думается, второе».

А мне думается, третье. Не заблуждение, не искренний надлом, а возмущение советского человека и советского писателя. По тогдашним советским законам (теперешних законов не знаю) литературное произведение сначала должно было быть опубликовано на родине, что означало – пройти редакторскую цензуру, и лишь потом за рубежом. Не хочу обсуждать, насколько справедлив был этот закон, но он вытекал из тогдашней обстановки. Во-первых, как любят повторять либералы, в стране был «тоталитарный режим», и не от хорошей жизни. Идеологическая цензура в той или иной форме существует в любой стране, и не надо рассказывать либеральные сказки про «свободу слова» в «цивилизованных странах». Советское государство просто не могло позволить себе роскошь печатать антисоветчину. Горбачёв позволил – результат всем известен: государство на радость либералам рухнуло. Конечно, цензура — бич для творческой личности, особенно если цензор дурак и перестраховщих, мне и самому пришлось в своё время почувствовать тяжесть её руки, а с другой стороны, если не держать писателей на коротком поводке, они такого понапишут! В 90-е всего насмотрелись и начитались: и мата, и похабщины, и злобной русофобии, и антисемитчины, и просто графоманской чуши, и чего только ещё! Публикуя свои вирши за границей, Даниэль и Синявский нарушали советский закон, они знали, на что шли, это их выбор. Очевидно, они хотели международного скандала – и получили его.
Надо ещё учесть, что шла холодная война, и поступок Даниэля и Синявского выходил далеко за рамки литературы. Эти публикации, как и публикация Пастернаком «Доктора Живаго» была дорогим подарком нашим, как говорит Путин, «западным партнёрам». Других писателей тоже не печатали или печатали частично, но они предпочитали «писать в стол», а не делать подарочков «западным партнёрам». Между прочим, когда Солженицын, который пошёл по дорожке, проложенной Даниэлем, Синявским и Пастернаком, предложил Шаламову опубликовать свои произведения о лагере за границей, тот отказался, сказав, что не хочет работать на ЦРУ. А ведь у него, бывшего заключённого, были основания не любить Советскую власть.
Опубликованных за границей произведений Даниэля и Синявского я не читал и ничего о них сказать не могу. Но я читал Синявского «Прогулки с Пушкиным». Вещь не антисоветская, в ней речь о Пушкине, но настолько пакостная, что когда она была опубликована в литературном журнале в «перестройку», не к ночи будь помянута, писатели были оскорблены, возмущены и решительно выступили против неё на страницах другого журнала (сейчас не вспомню, какого). И это выступление было не «искренним заблуждением» и не «результатом душевного надлома», а нормальной и предсказуемой реакцией. Думаю, если бы тогда Шолохов был жив, он бы выступил против этих «прогулок» столь же решительно.
0
Считаю вопрос о «плагиате» Шолохова столь же риторическим, как и «плагиат» Шекспира. И не нам судить Шолохова за его осуждение Даниэля и Синявского. Не так ещё ломались люди при Сталине. Зато я уверен, что ещё не одно поколение молодых людей не сможет оставаться равнодушными при прочтении «Тихого Дона» и «Судьбы человека».
+1
Чушь какая про плагиат и про то, что Шолохов не Шолохов. Ни одного внятного факта или логического умозаключения. Конечно он мог так написать в 23 года, вполне зрелый возраст. Еще бы написали, что А.П. Гайдар это не Гайдар и не мог командовать полком в 16 лет. Гении. Шолохов знал эту жизнь, видел ее и описывал, так, как понимал. Произведения Шолохова интересные, пронзительные, настоящие. Уникальный, удивительный писатель.
+1
Кас. Шолохова. А что «Поднятую целину» Михаил Александрович тоже у кого-то «прибрал»? Вопрос риторический! Эти вбросы дискуссионные для интеллигенции — качественная идеологическая работа западническая! Кстати, писатели в то грозное время, которое так «любят» наши либералы, рассматривались как деятели идеологического фронта. И ежели бы что было не так, то ни о Шолохове, ни об «очевидцах» его несостоятельности никто никогда больше не слышал! Забавно, что сегодня классиками русской литературы «выставлены» Ерофеевы, Пастернаки, Мандельштамы и всяческие эмигранты… Печально!
-4
Один-единственный раз в «Комсомолке» был разворот на две полосы. где автор приводил факты и фотографии… Если коротко — плагиата не было. И «Тихий Дон», и «Поднятая целина» написаны человеком, которого мы все знаем как Михаила Шолохова. С одной поправкой — настоящий Михаил умер молодым в возрасте 19-20 лет в Питере от «испанки». Мать Михаила, которая служила няней в доме зажиточных людей, передала документы умершего сына своему воспитаннику, который был лет на 8-10 старше. Тот служил в «белой гвардии» и после поражения армии вернулся в родные места. Женщина спасла ему жизнь. Отсюда и хороший литературный стиль(человек получил достойное образование), и жизненный опыт и проч.
Неоднократно списывалась по сети с «шолоховедами» — НИ РАЗУ ни один из них даже ни словом не отписался в ответ, чтобы либо подтвердить, либо опровергнуть эту версию… Просто заговор молчания. А сомневающихся могу отправить к одной-единственной сцене «Тихого Дона» — страданиям матери Григория по поводу разлуки с сыном… В 23 года невозможно ТАК писать… просто нереально. Что до Лермонтова — поэзия у него классная. А вот к психологии он подобрался ближе к своим 28 годам. Но и там анализировал личности своих ровесников, никак не старых, поживших людей…
+4
Чем выше человек поднимается, чем ярче талант, тем больше грязи пытаются на него вылить. Синявский и Даниэль просто конъюнктура и мелочь.
+4
только две вещи в искусстве заставили меня плакать: советский фильм " Белый Бим Черное ухо" и рассказ Шолохова " Судьба человека".
+4
У любого человека, особенно известного, можно найти мрачные эпизоды в жизни, но для меня Михаил Шолохов привдивый и талантливый человек и писатель.