Как советский боец выследил немецкого снайпера и отомстил ему за погибшего товарища

Иван Анастасьевич Денисенко попал в армию в мае 1942 года. На родной оккупированной врагом Полтавщине у него остались жена и родители. И Иван всеми силами старался освободить родную землю от ненавистного врага. Денисенко до войны никогда не держал в руках оружия. Даже во время подготовки в Канске им выдали деревянные винтовки. Первый бой Иван Анастасьевич принял в Августе 1942 года, под Старо-Паново в качестве санитара.



Немецкий офицер поднимает солдат в атаку под Харьковом. Май 1942 года

Денисенко собирал раненых на поле боя под обстрелом врага и доставлял их в санчасть. Поначалу сам он ни в кого не стрелял. Лишь в свободные от обязанностей часы он с товарищами практиковался в снайперском деле. Об этом узнал командир снайперского движения и забрал к себе его и трех товарищей Казакова, Приходько и Дьяченко. Так, после небольшой подготовки Денисенко стал снайпером.

Иван Анастасьевич работал в паре с Дьяченко. Однако первые выходы были неудачными. Многому приходилось учиться прямо на месте:

… не умел маскироваться. Как ни замаскируюсь, кажется — хорошо, а стрельну, смотришь — уже по мне стреляют! Например: надо было навешать травы на пилотку, под цвет местности, а я не маскировал пилотку… Стали лазать с Дьяченко вдвоем по-пластунски. Он 18 Сентября убил первого фрица, а я только 28 Сентября убил, до этого выходил разов 8 и не убил ни одного, и уже и охоты не было ходить, — стреляешь, стреляешь… А как убил одного, тут уж ни обедать, ни ужинать неохота, — ну, теперь знаю, как бить! (П. Н. Лукницкий — «По дымному следу». Июль1943 года.)



Советский боец санитар в белом маскировочном халате

Через какое-то время Иван Анастасьевич сразил уже целых 46 фашистов. После этого его направили на курсы в школу снайперов, которой руководил старший лейтенант Гильбо, а инструктором был советский снайпер Тэшабой Адилов. Денисенко научили маскироваться, правильно выбирать огневые позиции, ориентироваться на местности и многому другому. Снайперский счет быстро рос. Но вскоре появился один немец, которого Денисенко обещал собственноручно уничтожить:

Обстреливает меня их снайпер, не даёт высовываться, а по траншеям полно воды и грязи. И ранил двоих: из моего расчёта (я — командир пулемётного расчёта, станкового) и ещё одного нашего пулемётчика ранил, и тот помер. Я сказал: «Не я буду, чтоб его не уничтожил, и не успокоюсь, хорошего бойца немец убил». Так мне стало жалко, и я сказал бойцам: «Смотрите, его не будет завтра, или самое позднее послезавтра, он уже стрелять не будет!» (Там же)

Немецкий снайпер выходил на свою охоту довольно часто. Стрелял с раннего утра и до самого вечера. Нужно было занять удобную позицию раньше него, выследить и уничтожить. Для этих целей Денисенко изготовил стандартную приманку — чучело из соломы одетое в советскую форму. Чучело сработало. Вражеский снайпер несколько раз выстрелил и обнаружил свою примерную позицию. Только вот Иван Анастасьевич не стал стрелять. Как впоследствии оказалось — не зря.



Замаскировавшийся советский снайпер

Денисенко решил, что нужно убедиться в поражении цели наверняка, а для этого нужно подобраться поближе. На следующий день разведчики разминировали для него путь в минном поле по которому он пополз к вражеской позиции. Советский снайпер залег в метрах сорока от логова немца. Через полтора часа тот начал стрелять.

Когда он начал стрелять, то я лежал и не шевелился, и не смотрел, потому что я боялся: трава зашевелится у меня на голове, и у него ж тоже ориентиры нанесены все, скажет: «Тут же не было такой высокой травы, а сейчас есть!». И потом подумал себе так, что из этого ничего не выйдет, если лежать и не шевелиться… Я отполз метра 2 левее, где была трава ниже и не было бугра. С пилотки траву я снял и пилотку тоже и начал осторожно поднимать голову. (55-я армия. П. Н. Лукницкий — «По дымному следу». Июль1943 года.)

И тут Денисенко заметил, что немец укрыт стальным щитом встроенным в кирпичную кладку. Стрелять бесполезно, только спугнешь. Денисенко дождался ночи и пополз обратно в расположение красноармейцев. В эту ночь он не убил немца, но у него были точные координаты его логова. С этими координатами он пошел к артиллеристам: «Ребята! Если уверены будете, что фрица снесёте с его гнездом первым или вторым снарядом, то стреляйте, а если не уверены, то я пойду к другим артиллеристам!». Они в ответ: «Уверены! Самое большее — 3 снаряда выпустим!».


Немецкий снайпер на укрепленной позиции

На следующий день, как только немец начал стрелять в ответ в его логово прилетело три артиллерийских снаряда, которые заставили его замолчать навсегда. Иван Анастасьевич сдержал свое обещание. Как вспоминает наш снайпер, на позициях у немцев был еще один снайпер. Но того достать было нереально, он сидел за минным полем и проволочными заграждениями на очень большом расстоянии. Только вот и сам немец находясь в безопасности ни в кого не мог попасть и его никто не боялся.

Иван Анастасьевич Денисенко за годы войны уничтожил сто тридцать три фашиста. Сам подготовил тридцать одного снайпера.

Здесь, в 187-м полку 72-й стрелковой дивизии 55-й армии, он, сержант, награжден медалями «За отвагу», «За оборону Ленинграда», имеет нагрудный значок «За отличную стрельбу». Вот и все, что я знаю о снайпере Иване Анастасьевиче Денисенко… (Дневники и письма. Лукницкий Павел Николаевич По дымному следу. Очерки и главы из фронтового дневника. М.: ДОСААФ, 1973.)
« Как на самом популярном туристическом маршруте...
Ляпы в легендарных советских фильмах. Почему мы... »
  • +121

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+3
Дело чести, так и надо…
+4
Вот так награждали наших воинов на войне. А сейчас посмотришь на замов Шойгу, так героические полководцы с наградами до пупа
+5
  • avatar
  • Conan
Молодец.
+6
Герой!
+12
133 фашиста и только медаль " За отвагу". Медаль достойная, но скромно оценён подвиг солдата. Странно.
+15
Слава Советскому воину-победителю!
+13
Очень жизненно…