Как советские солдаты выживали в -40 °C, ночуя на снегу?

По книгам и фильмам мы с вами в общих чертах представляем себе как проходили сражения времен Великой Отечественной войны. Насколько это, конечно, вообще может себе представить современный человек, который не застал этих ужасов. Но в фильмах такого не показывают, и поэтому ещё меньше мы знаем о том, как был устроен солдатский быт. Полевая кухня, передвижные или самодельные бани, лазарет, это всё вроде бы понятно. А вот как солдаты спали?




Итак, если на дворе лето или это южный участок фронта, то проблема, в общем, не такая уж и проблема. Когда сухо и тепло, спать можно где угодно, предварительно выставив часовых.




Вполне себе комфортно ребята устроились. Даже от дождика, если что, можно укрыться. Но на передовой в окопах так вольготно и комфортно уже не поспишь.




Ещё хуже, когда начинало холодать.



А если ещё распутица и грязь от дождей или просто болотистая местность, то организовать ночёвку становилось много сложней.



«Лопата на войне — это жизнь! Вырыл себе окопчик и лежи спокойно. Свистят пули, рвутся снаряды, проносятся их осколки, тебе все нипочем. Тебя защищает толстый слой земли… Но траншея — вещь коварная. Во время дождей на дне скапливалась вода, доходившая до пояса, а то и выше. Во время обстрелов в такой траншее приходилось сидеть часами. Выбраться из нее — значит погибнуть. И сидели, иначе нельзя, жить хочешь — терпи.»
Из воспоминаний Беляева В.И.



Но самое страшное, это, безусловно, морозы и снег.



Следующее фото сделано в Сталинграде. Историки сообщают, что в ноябре-декабре 1942 года температура там нередко опускалась до — 20-30°С, а во второй половине января и феврале 1943 г. порой доходила до — 40-45 градусов.



Как же бойцы спасались от такого лютого мороза?



Хотя, как известно, война есть война, и костер и дым от него являются отличной мишенью для самолетов, поэтому разводить их можно было далеко не всегда и не везде.



Немного выручали и печки. Самую простую изготавливали из металлического ведра.



"… Разгребли снег около «Пантеры», рассчитывая хотя бы с одной стороны загородиться ее стальным боком от возможного обстрела. Копать землю было нельзя, луговина оказалась болотистой. Убежище вышло невысоким — снежные стенки и брезентовая плащ-палатка сверху вместо крыши. Оно спасало лишь от ветра. Под бок мы положили дощатые крышки от снарядных ящиков. Потом все легли впритирку рядом на один бок. Так и спали, поворачиваясь все сразу, по команде. В центре пыхтела наша радость — печурка из ведра, раскаленная докрасна, не столько нас согревавшая, сколько поддерживавшая морально. Правда, к ней можно было прижать ноги в мокрых валенках — тогда под палаткой начинало густо пахнуть горелой падалью. Трудно что-либо придумать уютнее!"
Из воспоминаний Н. Н. Никулина



«Механик-водитель спит у себя в кресле. Радист тоже рядом в своем кресле. Заряжающий и наводчик на боеукладке. А я же ростом небольшой — поднимаю орудие, на казенник пушки кладу крышки от боеукладки, ложусь, что-нибудь под голову и ногами в нишу башни.»
Из воспоминаний К.Н. Шипова



Часто бойцы строили укрепленные блиндажи и землянки. Это был тяжелейший физический труд, бревна часто укладывали в три наката, но убежище было теплым и относительно безопасным.



Вот как описывает его боец Ленинградского фронта И. Г. Мельников:
«Как приехали на место, сразу зарылись в землю, построили хороший блиндаж. Под землю ведет отверстие, потом ступеньки земляные, на дверях плащ-палатка, внутри проход, а по бокам нары, покрытые соломой».



Однако же, как вы понимаете, что первый и самый укрепленный блиндаж строился для командования. Начальством же занимались самые крепкие и теплые дома и избы, если подразделение располагалось в населенном пункте.



Простым бойцам такая роскошная жизнь выпадала крайне редко. Особенно в первые годы войны.



Впрочем, когда наши войска уже освобождали Европу, ночевка могла быть и такой:



Что еще помогало красноармейцам выживать в такие лютые морозы? Ну, конечно, зимнее обмундирование.

Вот как описал свою амуницию И. Г. Мельников:
«Выдавались нам кальсоны, рубашка, гимнастерка суконная, ватник и штаны ватные, валенки, шапка-ушанка, рукавицы.»



В. И. Беляев вспоминает:
"… Нам выдали новые шинели. Это были не шинели, а просто роскошь, как казалось нам. Солдатская шинель самая волосатая… Шинель имела очень большое значение во фронтовой жизни. Она служила и постелью, и одеялом, и подушкой… В холодное время ложишься на шинель, ноги подтягиваешь к подбородку, а левой половиной накрываешься и подтыкаешь ее со всех сторон. Сначала холодно — лежишь и дрожишь, а потом от дыхания становится тепло. Или почти тепло. Встаешь после сна — шинель примерзла к земле. Лопатой подрубаешь слой земли и поднимаешь целехонькую шинель вместе с землей. Потом земля сама отвалится."



Ну и, конечно, в рамках данной статьи, нельзя не упомянуть большое значение горячего питания.



Безусловно, не всегда и не везде была возможность использования полевой кухни. Бывало, что красноармейцам приходилось голодать. Особенно в начале войны.

«Совсем по-другому сложилась ситуация под Москвой зимой 1941-1942 гг., когда стояли сорокаградусные морозы. Ни о каком обеде речи тогда даже не шло. Мы то наступали, то отступали, перегруппировывали силы, и как таковой позиционной войны не было, а значит, невозможно было даже хоть как-то обустроить быт. Обычно раз в день старшина приносил термос с баландой, которая называлась просто „пищей“. Варили то, на что хватало продуктов, где-нибудь неподалеку, так, чтобы враг не смог увидеть кухонного дыма. Буханку хлеба резали двуручной пилой, потому что на морозе он превращался в лед. Бойцы прятали свою „пайку“ под шинель, чтобы хоть немного согреть.»
Из воспоминаний М.Ф. Заворотного

И тем не менее, постепенно поставка продуктов на фронт нормализовалась. И судя по этим фото, даже на передовую, рискуя своей жизнью, еду доставляли исправно.
« Что заваривали в советские времена
Советский переносной телевизор, магнитофон и... »
  • +146

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
Есть и мне что вспомнить. Зимние учения по трое суток. Экипировка — Яловые сапоги, 2пары зимних портянок, 2 пары белья, брюки и гимнастерка П/Ш, шинель, шапка ушанка и трехпалые рукавицы из байки и брезента. Морозы не лютые, до -10 -15, но влага создавала дискомфорт такой, что сибиряки стояли в раскорячку! Займешь оборону, всю ночь окапываешься, выкопаешь окоп, а утром грунтовые воды чуть ли не до колен. Холод изматывал. спать приходилось как придется, урывками. Потом наступление, молодые от усталости и бессонницы как мокрые куры. В полк возвращались грязными, усталыми и разбитыми. Каждый наверное думал, по крайней мере я, а как же выносили это все в ВОВ? Но, как ни странно, никто не болел. Да, на фотографии, где солдатик что-то пишет и рядом винтовка, это мой родной дядя, мамин брат. Дожил до Победы.Имел много наград. Умер лет 10 назад.
+6
Мемуары — противник. Русские более приспособлены к неустройству быта на войне, из ничего себе смастерят и обогрев, и ночлег, и питание.
+5
Формируя разведотряды (ну, уходящих в разведку на несколько дней) туда обязательно включали человека, умеющего готовить еду из воробьёв, пойманных крыс и прочих подручных продуктов.
+6
конечно, я моложе. Но. Люди из одного «теста». Мы спали на учениях, ездили много, на корме танка в брезенте от него. И в яме (долбили/рыли, накрыв палаткой и с буржуйкой на собранной траве и ветках, накрыв их плащ палаткой. Думаю, в войну были и такие способы. Сейчас, окопные свечи — и керогаз и печка.
+9
Мне отец товарища (43-45 снайпер) и дядя (39 — 45 разведка) рассказывали. Лежка не троих — четверых. В снегу — яма, в нее — лапник, сверху шинель (1). потом двое ложатся, укрываются шинелями (2), а третий их закапывает. Потом двое раскатываются давая место третьему.
+8
Да и самому пришлось изведать в зиму 80го. Южный Казахстан, полигон (1.5 месяца) и ночью до 47 (по ДМК в пункте управления). Но ничего, ватные штаны, утеплитель, по две пары байковых портянок и двойная палатка с буржуйкой. Правда вошек насобирали (ну еще бы, 7 недель не раздеваясь и без бани), так что потом пришлось выводить. Если кто из парней прочтет, то это 28 ОРДн В/Ч 52501
+6
Генерал Мороз, Матушка Зима, для русского солдата свои родные и лютые к врагу.
+16
Кто -то из танкистов писал: «рыли окопчик, сверху наезжали танком. Танк сверху накрывали брезентом, края брезента прибивали к мёрзлой земле. К днищу танка подвешивали самодельную печурку — так и спали. Перед началом очередной фронтовой операции получали новые комбинезоны и телогрейки, к концу операции помимо них на нас было надето несколько слоёв одежды. включая какие-то гражданские пиджаки. И всё это пропитано насквозь солярой и маслом, а мы сами похожи на грязных и злых чертей — лица и руки чёрные от пороховой гари»
+38
Слава нашим воинам-героям, перенесшим все тяготы и лишения!!!
+41
Тем не менее нытиков не было как мне один дедуля рассказывал. И что самое странное почти не болели от переохлаждения и простуды. Редко кто заболевал. Вот были люди! Глыбы, кремни, великаны. Сейчас мало таких и то все они в СВО. Земной поклон Вам воины. И вечная память ушедшим тогда и сегодня героям-богатырям.
+8
А чего им болеть то?,80% страны было деревенское население, а там тоже из удобств только баня раз в неделю, да печное отопление, все остальное таскали носли на себе, воду, дрова, туалет на улице))
+14
правда ещё и вот какая: в тех суровых условиях организм человека мобилизуется и терпит то. что кажется вытерпеть невозможно. А вот уже после войны у многих вернулось «сэкономленное» тогда, люди начали болеть…
+4
В блокаду голод переносили плохо, как ни странно, казалось бы те, кто был упитанным.У меня в первую зиму блокады первым умер дед.
+14
  • avatar
  • xomis
Заболевания приходят уже после, по возвращению домой.
+11
Когда танк загорался — все выскакивали. И хотя падали на землю с высоты танка, но чудо — никто ничего себе не ломал, а выпрыгивать пришлось неоднократно…
+4
Мне отец рассказывал, он в 50е работал ГосНИИГВФ (гражданский воздушный флот), испытывали новую аппаратуру, летали на ИЛ-14. Как то пришлось садится на вынужденную на поляну. Посадка жесткая (места мало), фюзеляж деформировался, двери заклинило, да еще машина загорелась. Так весь народ, (5 членов экипажа и 4 оператора) вылезли через «командирскую» форточку. Позже на другой машине примерялись — ни один не проходит.