А вы знаете как отличить дом, построенный пленными немцами?

После окончания Великой Отечественной войны в разных городах Советского Союза работали немецкие военнопленные. Работали они, в том числе, на стройках жилых и производственных зданий. Со временем такая их деятельность поросла легендами.


Чуть ли не все малоэтажные многоквартирные жилые дома, построенные в первые годы после войны, стали называть «немецкими» (в некоторых местах страны их ещё называют «финскими»). Они и впрямь порой вызывают удивление своей архитектурой – многие элементы экстерьера не имеют аналогов в более поздней советской жилой застройке.

Но как обстояло дело в действительности?



Сколько пленных работало

По германским данным, СССР взял в плен около 3,2 млн. военнослужащих немецкой национальности, из которых чуть более 1 млн. умерли в плену (в основном ещё в годы войны и сразу после ее окончания). Значительная часть пленных немцев была учтена в СССР как «военнослужащие других армий». К этому стремились сами немцы, так как к пленным итальянцам, венграм, финнам и т.д. отношение у лагерного начальства было лучше.
Подавляющее большинство пленных было отпущено до 1950 года. Уже к марту 1947 года было репатриировано почти 800 тысяч немцев. До конца 1949 года на родину было возвратили ещё около 900 тысяч, а в 1950 году – более 400 тысяч. В СССР оставалось только 13 с половиной тысяч военнопленных, которые были осуждены как военные преступники. Последних из них освободили в 1956 году.
На стройках работали и обычные пленные немцы, и осуждённые за военные преступления. В отношении большинства из них судебные процессы и приговоры были заочными и коллективными.




Стойкие мифы о немецких строителях

Понятно, что общая доля квалифицированных строительных рабочих среди пленных была невелика. Но в широком привлечении немцев на послевоенные стройки сыграли решающую роль два обстоятельства.
Первое – стойкое русское убеждение в том, будто немец, по природе своей, на все руки мастер и «делает всё качественно».
Второе – работа на строительстве предполагала значительное облегчение режима содержания военнопленных, выдачу денежного содержания и возможность для немцев подкормиться.
Почувствовав это, многие немцы сразу стали говорить, что они каменщики, или штукатуры, или кровельщики, и т.д., хотя большинство из них до войны ни разу не работало по таким профессиям. Таким образом, вербовка желающих отстраивать разрушенные советские города проходила среди пленных успешно.
Масла в огонь, говорят, подлила ещё фраза Молотова, что ни один пленный немец не будет отпущен домой, пока не будет заново отстроен разрушенный Сталинград. И говорят, будто Сталинград восстанавливали как раз немцы. То и другое, конечно, легенда. Потому что процесс массовой репатриации пленных начался сразу после войны. А Сталинград в основном был восстановлен в первые же послевоенные годы, причём без участия немцев. Доля пленных в стройках этого города была не выше, чем в целом по стране.

Немцы строили в основном дешёвые шлакоблочные бараки

Итак, не всякие послевоенные дома в СССР строили именно пленные немцы (или их бывшие союзники). И особенности архитектуры не являются признаком, позволяющим определить, что их строили немцы.
Дело в том, что вся послевоенная жилая застройка велась по типовым проектам, составленным советскими архитекторами. Немцы привлекались ведь только как рабочая сила.
Нас удивляют облик и конструктивные особенности домов первых послевоенных лет – их малоэтажность (от двух до четырёх этажей), мансарды, эркеры и прочие элементы, придающие им какой-то «готический» вид, а также типовое разнообразие. Немецкие строители тут ни при чём. В Советском Союзе того времени были принято проектировать дома подобным образом. И до начала массового возведения «хрущёвок» в конце 1950-х гг., придавалось большое значение градостроительной эстетике.
Жилая застройка того времени также сильно различалась. Капитальные «сталинские» жилые дома, строившиеся в 1940-50-е гг. и по сей день считающиеся элитными, во многих советских больших городах, возводились, как правило, силами отобранных советских рабочих, чья квалификация не вызывала сомнений. Подневольный же труд военнопленных использовался для возведения массового дешёвого жилья преимущественно в рабочих кварталах и посёлках.
Вот по этому признаку можно предполагать, что послевоенный дом барачного типа мог быть возведён пленными немцами. Он не всегда построен из кирпича, а чаще из дешёвого строительного материала (шлакоблоков). Перекрытия внутри – деревянные, потолки не выше, чем в позднейших домах (в «сталинках», для сравнения, 350 см). Многокомнатные квартиры в этих домах изначально были коммунальными.
Инженерное обеспечение такого строительства тоже оставляло желать лучшего. Например, спешка при их возведении и нехватка качественных материалов приводили впоследствии к проседанию фундаментов. Сейчас многие из этих домов, где они ещё сохранились, находятся в аварийном состоянии.



Окна, открывающиеся наружу

Местные жители могут показать некоторые объекты, возведённые пленными немецкими строителями – в Ленинграде, Минске, Новосибирске, Челябинске, Харькове, Луганске, во множестве городов поменьше. Это не только жилые дома, но и гостиницы, больницы и т.д. Однако во многих случаях восхищение современных жильцов «сталинских» домов тем, что их-де «немцы строили», является навязанным стереотипом. Как уже замечено, большинство пленных строителей не обладали соответствующей квалификацией и навыками.
Как вспоминал пленный майор вермахта Рольф Грамс, воевавший под Сталинградом, а потом отстраивавший город в 1950-1953 гг., языковой барьер между пленными и охранниками позволил немцам самостоятельно вести отчётность о работе и предъявлять завышенные показатели производительности своего труда, которые лагерное начальство всё равно не могло проверить. Немцы таким образом получали полную пайку, денежное довольствие и даже премии.
В общем, военнопленные, на ходу превратившиеся в строителей, занимались тем, что на русском языке давно имело названия «халтура» и «очковтирательство». Последствия такого строительства могли сказаться только через несколько лет, но к тому времени немцы рассчитывали уже быть на родине, что у них и получилось.

Так что, если сегодня вы видите послевоенный дом «немецкой» архитектуры, это вовсе не значит, что его строили именно немцы. Пожалуй, единственным признаком могут служить только окна (где ещё сохранились первоначальные оконные рамы) – немцы делали их привычно, то есть открывающимися наружу. В результате, по свидетельству новосибирского писателя Игоря Маранина, наши люди, привыкшие, что окна открываются внутрь, иногда вываливались на улицу.
« Он уничтожил румын в последней в истории...
Советский Союз в 1964 году »
  • +159

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+2
По хорошему мы почти все халтурщики, если честно признаться. Я сталкивался со стенами в которых не пробъёшь отверстие и печи у которых сажетруски под полом и сам пол тёплый зимой, ведь груба на метр под ним. Кладка отличная. И эти печи работают, хотя прошло 50 лет.
+7
«немецкое качество» и отношение к труду- не просто слухи. В 85 учился в Харькове, вахтером в общежитии был уже старик лет под 70. Он рассказал как в юности был на стройке Госпрома (здание 1929 года было построено, 5% средств на строительство было собрано пролетариатом из-за рубежа и было в то время самым высоким в Харькове). Работал вахтер на стройке и у него мастером был немец-коммунист, приехавший помогать молодой советской стране. Получил наряд на установку фрамуг на форточки (а рамы все сделаны из дуба), начал ставить и забивать гвозди в навесы. Вдруг, говорит вахтер, кто-то как схватит меня за ухо, как крутанет-поворачиваюсь, а это мастер-немец, и говорит — Что ты сукин сын делаешь, тут шурупы надо ставить: сначала засверлить, а потом закручивать. Надолго запомнилось и при любом случае рассказываю эту историю людям — закончил рассказ мой вахтёр. Вывод один, если отношение к труду изначально заложены положительные, то человеку тяжело заставить себя выполнять работу плохо.
+1
ну не знаю. Но когда мне выпала честь делать ремонт в одной * сталинке* в г. Владивостоке я просто выпал в осадок… дело в том что там перфоратор просто не мог долбить. он просто отскакивал от стены… А всё дело в том что эти дома строили пленные японцы. и по технологии не знаю по какой, русской, ли, японской они в раствор добавляли яйца. да-да, обыкновенные куринные яйца.
0
Насчет яиц- очень сомневаюсь. Расходовать такой ценный продукт, да еще и в послевоенное время?
+4
Вполне допускаю, что немцы могли гнать «халтуру», но, думаю, что все же работать они старались качественно, иначе не откуда было бы взяться всем этим легендам о «немецком качестве», да и вряд ли он беспечно относились к тому, что могут проверить качество их работы.
+3
Кроме пленных немцев были и пленные японцы и они строили они дома в Хабаровске и других городах Дальнего Востока. В послевоенные годы в Хабаровске создавался будущий Хабаровский судостроительный завод, в те годы п/я 151. Лагерь в котором жили пленные японцы находился рядом с забором завода. Для рабочих и служащих завода пленные японцы строили жилье — трехэтажные здания. В одном из таких дали комнатку в коммуналке на третьем этаже моей будущей тёще с дочкой. Про качество работ говорит такой случай — примерно в 67-68 годах тёща вышла на кухню и вдруг квартира содрогнулась и раздался грохот. Тёща зашла в свою комнату и увидела вместо потолка чердак — потолок провалился в ее комнату. Как говорится — повезло! Будь она в комнате погибла бы наверняка, бревно перекрытия упало точно на тот стул на котором она сидела до этого.
+4
В 85 как молодой специалист работал в Перми. В заводском посёлке жил в построенным немцами 2х этажном доме. Называли эти дома засыпными, вроде как между двумя кладками кирпичей засыпали шлак. Стены толстенные были конечно. Всё такое убитое, деревянные полы, лестницы. Как окна открывались не знаю. Не проверял.
0
Да… Фантазии…
+12
  • avatar
  • zas61
Чушь и бред! Не могли немцы строить дома так, как хотели и умели! Насколько я понимаю, на строительство дома нужен проект, который составляет, ну, скажем, архитектор. В строительстве используются материалы, которые задумал архитектор. И никак окно, изготовленное на предприятии, не вывернуть наизнанку! Если сделано окно открывающееся вовнутрь и по плану оно такое должно быть, то никакой немец не вывернет его наружу!
+4
Не соглашусь с Вами. Я живу в Крыму. У нас много, в частности в Севастополе, таких домов, которые стоят до сих пор. Мои родственники живут в одном из таких, поэтому конструкцию я знаю от и до. После войны количество стройматериалов, как и полностью готовых проектов было ограничено (точнее сказать они не залеживались) строили из того, что было. Часто решения об изменениях в конструкцию принимались прямо на месте, как говорят, по ходу дела.
+9
Делал ремонты в домах, которые возводили пленные немцы. Когда отбивал штукатурку, между потолком и стеной, обнаруживал, забитые вместо утеплителя и уплотнителя кучу старых трусов и разного трепья. Ремонт в доме никогда не делался(это было примерно в 1990 годах).Я ещё матерился по поводу этих пленных.Будут они хорошо делать! Как же! Ждите! Может это только в Новосибирске.
+1
Такие дома есть и в Воскресенске. Некоторые очень похожи на тот, что на фото. Местные старожилы говорят, что их как раз строили пленные немцы.