Самый известный пограничник всех времён и народов

Никита Карацупа родился в 1910 году. Когда малышу было 3 года, его семья переехала в Казахстан. Не выдержав долгой и трудной дороги, умер отец. Мать пыталась поднять хозяйство, скупала и продавала скот, но тоже вскоре умерла. Старший брат и сестра сдали шестилетнего Никиту в детский дом. А сами разбежались – брат вернулся на Украину и вскоре сгинул в махновцах, сестра вышла замуж и тоже пропала. В 6 лет малыш остался полным сиротой. Он сбежал из детдома и бродил беспризорником по казахским степям, прося милостыню. Но не воровал – был в душе у мальчика твердый стержень честности.

На его счастье приглянулся он местному баю – пусть маленький и щупленький, зато шустрый и быстрый, а, главное, честный. Нанял он мальчишку пасти отару овец. Смешно и трогательно было смотреть – маленький пастушок лишь на голову был выше своих подопечных. Овцы обступают мальчишку со всех сторон, и он, как самый сильный, самый разумный, должен их оберегать. Пожалел незадачливого пастушонка старик чабан, пасший скотину неподалеку, и подарил Никите маленького щенка.
– Вот тебе Дружок, – говорил чaбaн, отдавaя щенка. – Помощник.
Объяснил, как щенка воспитывать, чтобы он привязался и слушался, умел выполнять команды. Ведь собака для чабана – первый и самый верный друг. Обычно у каждого пастуха не менее пяти собак. Когда нападают волки, чабан с тремя псами бросается на них, а оставшиеся по-прежнему охраняют отару.
Слова старика упали на благодатную почву. Никита Карацупа был не просто талантливым собаководом и дрессировщиком, он понимал животных, особенно собак, как никто другой.
Забегая вперед, расскажем, что когда он стал офицером, то частенько звонил по телефону… своим собакам. Невероятно, но факт – те выполняли команды хозяина, не видя его! Это было какое-то родство душ.
Какой породы была та самая первая собака Карацупы неизвестно. По воспоминаниям самого Никиты Федоровича, скорее всего, это была обычная дворняга, но с большой примесью крови казахского тобета. Маленький щенок сам еще боялся волков, но самоотверженно бросался на них, пугая звонким лаем.
«Я быстро освоил приемы дрессировки, сообразил, в чем тут дело, как установить эту связь – между приказом и выполнением, когда нужно лакомство дать, а когда проявить строгость и наказать. Старый пастух был опытным дрессировщиком, но и он удивился, как быстро мой Дружок стал ученой собакой. Увидев, что пастуху с таким помощником и легче и надежнее, особенно по ночам, я приобрел и воспитал еще трех щенков».
Так жил и рос Никита Карацупа в степи, наедине с природой и животными – пас овец, помогал красным партизанам, когда вырос, то стал работать заведующим магазином райпотребсоюза, но быстро оставил эту должность, поскольку призвания к торговле не нашел.
Однажды в поселок, где он жил, на побывку приехал пограничник. Он много рассказывал о том, как охраняют границу в Карелии. Никита познакомился с воином, и тот даже подарил ему первую книгу по кинологии – «Полицейская собака». И когда в 1932 году парень пошёл в армию, то настоял на том, чтобы служить в погранвойсках. Правда, поначалу его не хотели принимать, мол, слишком мал ростом. Однако упрямый юноша добился своего. «Нарушитель не заметит», – говорил он.
Командиры заметили, что красноармеец Карацупа отлично умеет находить общий язык с лошадьми и собаками. Его направили в Дальневосточную окружную школу служебного собаководства пограничной и внутренней охраны НКВД.


В школу курсант Карацупа прибыл с опозданием, поэтому ему не досталось собаки – всех разобрали. Чтобы не терять времени даром, Никита нашел будущего четвероногого друга самостоятельно. Однажды под мостом он обнаружил двух брошенных кем-то щенков. Карацупа решил выходить и воспитать их. Когда щенки подросли, он выбрал того, что побойчее. Назвал его Индус. А второго щенка, по кличке Иргус, он отдал своему товарищу. Официально Индус был «сторожевой собакой местной отечественной породы». Попросту – опять же дворнягой. Правда, в нем присутствовала большая примесь крови восточноевропейской овчарки. Это сочетание делало пса невероятно выносливым и сообразительным.
Первых нарушителей Индус и Карацупа задержали ещё во время практики в школе собаководства. Там же молодого пограничника привлекли к розыску жестокого серийного убийцы. Карацупа со своей собакой шли по следу несколько десятков километров и всё-таки настигли преступника, который не желал сдаваться и был убит.
После окончания школы молодого пограничника и его питомца направили на заставу «Полтавка» Гродековского отряда. А эта застава была, да и остается в наши дни, одним из наиболее напряженных участков границы. Местность здесь удобная для преодоления пограничного рубежа. Этим пользовались многочисленные нарушители, прежде всего, контрабандисты. Но часто встречались наркокурьеры, проносившие через границу опиум. Помимо контрабандистов через границу рвались шпионы и диверсанты, как правило, бывшие белогвардейцы, подготовленные японской разведкой для выполнения терактов и ведения шпионажа на советской территории. Они были обучены рукопашному бою, стрельбе и уходу от преследования.



Очень скоро Карацупа стал одним из лучших советских следопытов-пограничников. Только за первые три года службы он сумел выследить и задержать 131 нарушителя! Им был предотвращен ввоз в страну контрабанды на 600 000 золотых рублей. За те же три года в нарядах Карацупа провел более 5 000 часов. Это 208 суток без сна и отдыха. Он преследовал нарушителей без заминок и передышки. Зачастую, чтобы угнаться за своим верным Индусом, пограничник скидывал шинель и сапоги, сбрасывал винтовку и шашку и преследовал нарушителей лишь с «маузером». Поскольку большинство пограничников не были способны угнаться за Карацупой и Индусом, он взял за правило преследовать противника в одиночку. Ему удавалось задерживать группы нарушителей, состоявшие из трех-четырех человек. Однажды записал на свой боевой счет банду наркокурьеров численностью в девять человек. Правда, в ходе завязавшейся борьбы половина бандитов была убита.
Одним из наиболее значимых задержаний, проведенных Карацупой, стала поимка шпиона Сергея Березкина – крупной фигуры в системе японской резидентуры на территории советского Дальнего Востока. Шпион был отлично обучен, хорошо владел приемами рукопашного боя и метко стрелял. Но, главное, он умело скрывался от любого преследования. Березкин множество раз переходил границу, оставаясь неуловимым. Для его поимки была разработана операция, в ходе которой пограничники загоняли противника в засаду, где сидели Крацупа и Индус. В районе села Георгиевка Карацупа сумел не только остановить опасного агента, но и взять его живым, несмотря на то, что Березкин был вооружен автоматом и имел при себе ампулу с ядом.
Карацупа стал грозой нарушителей, авторитет его в приграничье был непререкаем. Диверсанты и контрабандисты уже специально охотились за ним – он был трижды ранен, а его верный Индус был отравлен. Всего за службу у пограничника было пять собак и всех их звали одинаково – Индус. Все они погибли в схватках с диверсантами от боевых ран. Последнего Индуса старшина пытался спасти и даже привез его в Москву, надеясь на столичных ветеринарных светил. Но те не смогли помочь – собака умерла. Пограничник попросил таксидермистов сделать из погибшего пса чучело. Позже оно стало частью экспозиции Музея пограничных войск.
В 1941 году судьба свела Никиту с восемнадцатилетней медсестрой Марией. Вскоре они поженились. Как показало время, Мария Ивановна с выбором не прогадала – более верного и надежного спутника жизни, чем Никита Федорович, ей было бы не найти. Единственной слабостью сурового старшины оставалась любая живность – он то и дело приносил домой птенчиков, ежей, щенков и котят.
Охватить всю биографию пограничника-следопыта в одной статье невозможно. Большую часть службы он провёл на Дальнем Востоке, но в 1944 году был переведён в Белоруссию, где восстанавливал границу и боролся с пособниками нацистов. Была и вовсе уникальная страница в жизни Карацупы – в 1957 году он отправился в командировку во Вьетнам, где помогал создавать местные пограничные войска фактически с нуля.


Никита Карацупа с женой и детьми

В запас Никита Фёдорович Карацупа вышел в 1961 году в относительно скромном звании полковника. При этом его общий послужной список таков – 338 задержанных нарушителей, участие в 120 столкновениях с диверсантами и преступниками, в которых Никита Карацупа лично уничтожил 127 противников, оказывающих вооруженное сопротивление.
Любопытный факт: в советской литературе и прессе его собаки фигурировали под кличками не «Индус», а «Ингус». Кто-то весьма осторожный испугался международных осложнений – мол, собачья кличка «Индус» может обидеть дружественных нам индийцев. Хотя они бы точно не обиделись – одна из пограничных застав в Индии носит имя Никиты Карацупы, слава которого докатилась и до тех дальних мест. Такая же застава есть и во Вьетнаме, где оценили помощь легендарного советского пограничника, оказанную при создании в стране погранслужбы.
« Советская повседневная жизнь
Какой «экзотический» алкоголь производился в... »
  • +148

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+21
А теперь 338 нарушителей, задержанных Никитой Карацупой, наверняка числятся в списках «Мемориала» как «невинные» жертвы сталинских репрессий. Не удивлюсь, если еще и реабилитированы либо при Хрущеве, либо при Горбачеве.
+12
Разумеется. Они же боролись с кровавым режимом)))))
-1
вам, детки, нужно избавляться от соловьиного поноса