Как СССР с США космос делили

Во времена Холодной войны две сверхдержавы периодически порывались устроить друг дружке настоящие звёздные войны — с лазерами, космическими истребителями и спутниками-перехватчиками.
The BEAR и пучки нейтрального водорода
Большинство фантастических идей, бурливших в НИИ обеих стран, к счастью, так и не стали реальностью. Страшно представить, что было бы, если бы удалось приладить к гражданской ракете действующий рельсотрон. Однако кое-что в жизнь воплотили. Например, постреляли в космосе высокоскоростными частицами.
В 1989 году в одном из районов штата Нью-Мексико впервые загнали на орбиту линейный ускоритель. Запуск производился в рамках проекта Beam Experiments Aboard Rocket, или просто BEAR, — в переводе «Пучковые эксперименты на ракетах». Устройство разгоняло до околосветовых скоростей нейтральные атомы водорода.
Мощный пучок частиц выбрасывался в космическое пространство — совсем как заряд из бластера.
В теории такими залпами можно уничтожать вражеские ракеты, а то и целые космические корабли. Правда, начать бой на орбите, а продолжить «на Земле» не получится. Атмосфера — не вакуум, поэтому в ней заряженные частицы быстро теряют энергию, сталкиваясь с тяжёлыми молекулами газов. И пользы от такого ускорителя в традиционном сражении — что от лазерной указки. Эксперимент BEAR был частью большого американского проекта Стратегической оборонной инициативы, спровоцировавшего СССР вступить в гонку внеземных вооружений. Космическую стрельбу нейтральными частицами признали успешной. А оборудование поместили в вашингтонский Национальный музей авиации и космонавтики.
Марсоход Curiosity и «нейтронная пушка»
Однако подобным технологиям всё же нашли применение, но уже на Марсе. 6 августа 2012 года на «красный шар» сел аппарат Curiosity с основной задачей — изучить состав вещества в кратере Гейла. Зачем? Чтобы исследовать водород, наличие которого уже доказано. Так что теперь учёные пытаются понять, возможна ли жизнь на соседней планете
Для этого на днище Curiosity установили «нейтронную пушку» — штуковина анализировала воду (точнее, лёд) в верхних слоях грунта Марса. Как это работало? Сперва «пушка» выстреливала в породу мощный заряд нейтронов с заранее известными характеристиками. Те сталкивались с молекулами в составе грунта, а затем возвращались обратно на поверхность. Специальные датчики отслеживали, сколько энергии принесли с собой «гастролёры». Если значительно меньше порогового значения, значит внизу водород, ведь именно он лучше всего замедляет быстрые частицы. Так ученые смогли составить картину распределения грунтовых вод вдоль маршрута Curiosity.
Сам марсоход разработан в США, однако «пушку» для зонда создали в России — постарался Институт космических исследований. За прибор отечественных учёных наградили премией NASA. Денег, впрочем, не дали — по словам Игоря Митрофанова, руководившего проектом, ни одного доллара от США получено не было.
Спутники-гранаты
В 1983-м Штаты объявили о начале программы Стратегической оборонной инициативы — собрались построить на орбите мощный противоракетный заслон. Именно в то время родилось множество фантастических замыслов. Например, американцы хотели повесить в космосе кучу огромных зеркал, которые отражали бы лазеры, направленные с гор США.
Однако некоторые идеи были вполне реальны — например, «Бриллиантовая галька». Предполагалось рассеять на орбите множество маленьких и неуловимых спутников, которые могли бы нацелиться на ракету противника и подорвать её, взяв «на таран». Проект так и не воплотили, окончательно свернув в 1993 году, но эксперты утверждают, что такая система помогла бы США в 1991-м во время войны в Персидском заливе — «галька» попросту бы нейтрализовала иракские баллистические ракеты.
На все происки Запада у Москвы был асимметричный ответ. И мы говорим не о полумифических лазерах, которые должны были дать отпор «оборонной инициативе», а о спутниках-самоубийцах! В 1982-м Советский Союз провёл учения, масштабами напоминающие чуть ли не ядерную войну. Например, запустил несколько межконтинентальных баллистических ракет, и сам против них применил ПВО. Но главное — вывел на орбиту два спутника, которые гонялись друг за другом.
Зачем понадобились эти кошки-мышки? Один из спутников был перехватчиком — этакой мощной гранатой с разлётом осколков в радиусе одного километра. С идеей зонда-камикадзе в СССР носились не первый год: за 14 лет до этого в подобных испытаниях участвовал «Космос-248». Его должен был уничтожить «Космос-249», однако он взорвался на слишком большой дистанции. 248-го удалось добить другим аппаратом, который вылетел следом. После этой истории последовало ещё несколько неудачных попыток — подрывать «подопытные» экземпляры удавалось только со второго раза.
Но потом советская техника стала творить удивительные вещи.
Уже в 1970-м спутники смогли атаковать цель, «удиравшую» со скоростью до 400 м/с. А спустя шесть лет «Космосы» освоили новый приём «выпрыгивания» — научились заходить на атаку с более низкой орбиты. Да ещё и мгновенно догонять цель, укладываясь в один виток со старта. Наземные станции слежения их не замечали, а эксперты в один голос твердили, что «камикадзе» достанут любые спутники США, кроме геостационарных. В 1978 году космические гранаты поступили на боевое дежурство, которое закончилось в 1993-м.

Станция-истребитель
А ещё в середине 70-х СССР вывел на орбиту космическую станцию «Салют-3». Под днищем у неё была расположена авиационная 23-мм автоматическая пушка Нудельмана-Рихтера. Такую ставили в советские истребители МиГ-17 и МиГ-19.
Догадываясь, что не только у нас разрабатывают спутники-камикадзе, страна решила испытать в космосе средство самообороны для своих аппаратов. Когда «Салют-3» вывели на орбиту, он дал пробный залп, и вполне успешно: снаряды летели до 3000 метров. Чтобы компенсировать отдачу в невесомости, пришлось запустить маршевые двигатели и систему жёсткой ориентации. Да и само орудие несколько модернизировали — поменяли штатное охлаждение, которое действовало в «земных условиях», но было бесполезно в космосе.
огла ли обычная — пусть и усовершенствованная — авиационная пушка нанести большой вред космическим кораблям? Вполне.
«При расстоянии менее километра она могла быть чрезвычайно эффективной», — пишет The National Interest, ссылаясь на эксперта по советской космической программе Джеймса Оберга. И тут же добавляет: «Правда, если не стрелять поперёк орбитального движения. Потому что в таком случае пули полетят обратно в станцию». Такие вот «Звёздные войны».
Лазеры, пистолет Макарова и трёхстволка
Ну а что с обычным оружием? Как же обещанные бластеры и лазерные пистолеты? Легко. Начнём с того, что советские — а потом и российские — космонавты в принципе всегда летали с огнестрелом. Юрий Гагарин брал на орбиту не только знаменитую улыбку, но и не менее известный пистолет Макарова.
Делалось это в первую очередь для того, чтобы по возвращении на Землю не остаться беззащитным на незнакомой местности, если корабль сядет далеко от запланированного места посадки. А такое случалось. День 18 марта 1965 года попал в историю космонавтики благодаря Алексею Леонову, который первым вышел в открытый космос. Однако не все знают, что случилось потом.
На обратном пути в ракете сломалось автоматическое управление, а космонавты посадили капсулу своими силами. Между двух деревьев. В тайге.
Ещё несколько дней, пока спасатели прочёсывали лес, им пришлось выживать. У Леонова было время подумать, что делать в таких ситуациях, и вскоре он предложил более совершенное оружие для космонавтов — трёхствольный ТП-82. Универсал стрелял патронами, дробью и сигнальными ракетами. Его делали в тульской оружейной, но в начале 90-х производство прикрыли — мол, готовых экземпляров уже достаточно.
С 2007 года космонавты снова вернулись к обычному полуавтоматическому пистолету, ведь пользоваться TП-82 стало нельзя из-за истекшего срока годности патронов. Однако у американских коллег из «Меркурия» не было даже этого. Зато им в капсулу клали репеллент от акул — если наши падали в лес, астронавты из США плюхались прямо на воду.
Ну и какая же космическая история без лазерной пушки? В 80-х годах для советских космонавтов разработали волоконный лазерный пистолет. Эта штуковина не могла нанести серьёзных повреждений, но вывести из строя оптические системы и ослепить противника — вполне. Принцип работы был довольно прост: лампа-вспышка в форме обычного патрона заряжалась в пистолет и разогревалась до температуры 5000°C. Энергия света и тепла преобразовывалась в импульс, который добивал до 20 метров. Серийного производства конструкция не получила и сейчас находится в музее военной академии имени Петра Великого.
Да, большинство амбициозных проектов так и не реализовали. В итоге «космическая война» развернулась в телевизоре и выступлениях политиков обеих стран. Оно и к лучшему — Земля целее осталась.
« Каким был культуризм в СССР?
Советские знаменитости, ставшие жертвами... »
  • +91

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+2
Жизнь на месте не стоит. И бронзовый наконечник победит каменный в следующей войне.
+1
Да, освоение космоса началось с заброса полумиллиарда медных иголок для создания космической связи для военных США. Но и СССР не отстал в «звездных войнах». Поиск сходной жизни на других планетах нужен для переноса земной цивилизации, после применения ядерных «аргументов».
+1
Выше написанное-правда. Есть две неточности. Первая. Нейтронный, российский, анализатор фиксирует на глубине около одного метра наличие атомов водорода. При этом не важно в свободном или в связанном состоянии. Если и есть свободный водород в поверхностном слое грунта Марса-оно ничтожно. В связанном состояние-Н20.(углеводородов на Марсе похоже быть не может) детектор превосходно видит. В любом молекулярном состоянии( лёд, жидкость, или просто пар) Вторая.Пистолет. Два ствола- дробовик.22-калибра и мелклашка- 5,6 мм
+3
Опять две неточности. Одна в необходимости нам воды на Марсе. Проще Байкал освободить от присосавшихся китайцев и корейцев. Вторая — стволы, два под 32 калибр, один под 5,45 нарезной).