Как стать космонавтом?

Еще недавно каждый школьник на вопрос: «Кем ты хочешь стать?» без раздумий отвечал: «Космонавтом!». А ведь правда: есть что-то необъяснимо привлекательное и загадочное в этой профессии!
«Безупречное состояние здоровья, высокая психическая устойчивость и общая выносливость организма, отличная летная успеваемость, волевой характер, трудолюбие и любознательность» — таковы были основные требования к первым советским космонавтам. Кандидаты старше 30 лет, ростом выше 175 сантиметров и весом более 72 килограммов до «кастинга» не допускались. По словам первого начальника Центра подготовки космонавтов Евгения Карпова, претенденты проходили «сверхотбор» — организм кандидатов заставляли работать «на пределе», определяя его резервные возможности, «запас прочности».
Сергей Королев считал, что для полета в космос «лучше всего подготовлены летчики"
Полет Юрия Гагарина помог избавиться от многих страхов, которые «преследовали» ученых. Постепенно были смягчены требования к кандидатам. Сергей Королев считал, что «медицина» и «программы для кроликов» тормозят реализацию поставленных космических задач. Так, было снято требование «низкорослости» и возрастные ограничения, зато появился новый «параметр» — свободное владение английским языком.


Ирина Соловьева и Жанна Еркина, 1962 год
Современная система обучения и та, что существовала в самом начале, отличаются разительно. Весь процесс подготовки делится на этапы: общекосмический, в составе групп и непосредственный. На первом этапе, который продолжается два года, кандидаты изучают науки, составляющие фундамент профессии космонавта. Вначале их было немного: ракетная и космическая техника, основы космической медицины, астрономия, геофизика, астронавигация. Кроме того, изучались устройство и принципы эксплуатации корабля, проводились занятия по приобретению навыков фотографирования и киносъемки.
По мере усложнения космической техники и осуществляемых на орбите работ, исследований и экспериментов расширялся и объем подготовки. В нее включили такие разделы, как информационно-вычислительные системы и основы испытаний. Космонавты, сдавая 101-й экзамен, ворчали: «Безобразие, отбирали по здоровью, а спрашивают по уму!»
Сегодня кандидатам в космонавты приходится держать экзамен по ста с лишним предметам
Закончив обучение, кандидаты в космонавты сдают государственный экзамен, и выдержавшим его присваивается квалификация «космонавт-испытатель» или «космонавт-исследователь». После этого они направляются на непосредственную подготовку, в результате которой оттачивают свои умения и навыки. И если вначале упор делался на медико-биологическую подготовку, то сегодня больше внимания уделяется специальной. Тренировки на центрифуге позволяют повысить способности организма противостоять перегрузкам, «кресло Барани» и «качели Хилова» помогают подготовиться к пребыванию в невесомости и тренируют вестибулярный аппарат. Тренировки в антиортоположении позволяют легче справляться с приливом крови к головному мозгу, который вызывает невесомость.


Валентина Пономарева осваивает кинооператорское мастерство, 1963 год
Чтобы определить, насколько организм готов к атмосферным изменениям, в первую очередь, к кислородному голоданию, космонавтов тренируют в барокамере: их «поднимают на высоту» 5 тысяч метров без кислородной маски. В таких ситуациях очень хорошо выявляются и скрытые патологии, и резервные возможности организма.
Самые известные устройства для вестибулярной тренировки — «кресло Барани» и «качели Хилова"
В термокамере проверяют способность кандидата в космонавты выдерживать высокие температуры, в том числе так называемые «отсидки» — пять тренировок при повышенной температуре, но с возрастающей продолжительностью (от 30 до 70 минун). С увеличением работ, которые космонавт должен выполнять в открытом космосе, роль занятий в термокамере возросла: современные скафандры с терморегулированием не всегда готовы защитить организм от неблагоприятных воздействий.


В.Терешкова и В. Быковский на тренировке вестибулярного аппарата, 1963 год
Перед первым полетом особенно опасались за психическую устойчивость человека в условиях космоса. Было неясно, как скажется отсутствие привычной «пищи» на органах чувств, главным образом, слухе и зрении. На языке медицины это называется сенсорной депривацией. Предполагалось, что в корабле будет царить полное безмолвие, а черный космос за иллюминаторами — казаться лишенным пространственной глубины. Не исключалось существование еще каких-либо неблагоприятных, даже опасных, непредсказуемых факторов.
Сенсорная депривация оказывает достаточно сильное воздействие, которое само по себе может привести к психическим расстройствам даже в земных условиях. В космическом полете ее негативный эффект усиливается из-за невесомости. Пребывание в замкнутом помещении при осознании полной оторванности от Земли тоже серьезная психическая нагрузка, усугубляющаяся постоянным ожиданием опасности.
После гибели космонавта Валентина Бондаренко атмосфера в сурдокамере была нормализована
Устойчивость психики человека к подобным воздействиям проверяется в сурдокамере — специальном звукоизолированном помещении. Пока методика только отрабатывалась, характер испытаний с каждым разом менялся. Космонавты должны были находиться в сурдокамере с пониженным давлением и атмосферой из чистого кислорода. После гибели Валентина Бондаренко испытания стали проводить уже при нормальной атмосфере. То разрешалось брать с собой книги, то запрещалось, варьировались сроки «отсидки». Пребывание в сурдокамере связано с проведением серьезного комплексного исследования, были случаи, когда некоторые его не выдерживали.

В. Терешкова на тренировке в барокамере, 1963 год
Все технические средства для тренировок можно разделить на две большие группы. К первой, «экзогенным тренажерам», относят устройства, на которых моделируют перегрузки, невесомость, «скачки» давления. Например, гидролаборатории, различные камеры и гимнастические снаряды (батут, лопинг). Ко второй большой группе относятся тренажеры, на которых отрабатываются навыки управления кораблем на всех этапах полета: вывод на орбиту, ориентация по Солнцу, планетам и данным служб, расположенных на Земле, сближение, стыковка и расстыковка корабля, реализация специальных задач, предусмотренных программой.

Ю. Гагарин и В. Быковский во время занятий гимнастикой, 1967 год
Главное отличие космонавта от летчика состоит в том, что последний имеет возможность после изучения теории и занятий на наземных тренажерах выполнить тренировочный полет с инструктором, затем контрольный, и лишь после этого ему полностью доверяют самолет. У космонавта же первый полет проходит самостоятельно, поэтому на наземных тренажерах стараются сформировать максимально приближенный к реальным условиям «образ полета»: идентичный интерьер кабины, «реальная» картинка в иллюминаторе, агрегаты и устройства «шумят» как настоящие. Спровоцировать стресс — уже сложнее, но и с этим в Центре подготовки космонавтов справляются.
« Тот самый Янковский…
Артефакты советских времён »
  • +51

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
Ну, в Самаре-то, помимо всех выше-(ниже-)перечисленных космических гениев, ещё гордятся Николаем Ивановичем Кузнецовым, Дмитрием Николаевичем Козловым (и ещё замечательной когоротой) создателей «звездолётов»…
+1
Как стать космонавтом? Уже никак. Но мужем астронавта быть возможно.
Комментарий удалён за нарушение
Комментарий удалён за нарушение
+5
Мальчишки видели результат, о больших нагрузках и экзаменах знали мало. Профессия окружена ореолом романтики и славы.
Пропагандировалась космонавтика и в искусстве. Вспомните песню — «Заправлены в планшеты Космические карты, и штурман проверяет последний раз маршрут. Давайте ка ребята споемте перед стартом, у нас еще в запасе 14 минут».
«Утверждают космонавты и мечтатели, что на Марсе будут яблони цвести».
Все в науке движется от мечты до реальности. Так тему полета в космос намечтал Циолковский.
Королев вдохновился идеей космоса после прочтения книги Циолковского — «Исследование мировых пространств реактивными приборами». И даже лично встречался с Циолковским.
«Двигатель» реализации идеи — вдохновение. И представьте себе какое впечатление произвел Циолковский на 24-х летнего Королева.
0
Заправлены в планшеты Космические карты И штурман проверяет Последний раз маршрут. Давайте ка ребята Закурим перед стартом У нас еще в запасе Четырнадцать минут. Я верю друзья Караваны ракет Помчат нас вперед От звезды до звезды. На пыльных тропинках Далеких планет Останутся наши следы. И вспомним мы однажды Как мы к далеким звездам Прокладывали путь. Как первыми сумели Достичь заветной цели, И на родную Землю Со стороны взглянуть.
+2
Поначалу был вариант «закурим перед стартом».
+1
в песне слово — УТОЧНЯЕТ последний раз маршрут.
+4
Запредельные люди…
+6
Когда набирали в отряд космонавтов первых кандидатов, Министр обороны решил, что, поскольку космонавтам особая летная подготовка вроде бы ни к чему, можно набрать народ отовсюду, чтоб потом никому обидно не было. То есть понемножку из всех видов и родов.
Семьдесят процентов офицеров Северного флота захотело стать звездными братьями.
Так как этого добра (братьев) набралось очень много, для их прореживания в каждой базе были созданы специальные медицинские комиссии, которые и проверяли кандидатов на предмет наличия космического здоровья, а также на соответствие их внешности некому космическому стандарту – а то их потом всему миру показывать.
Мелких, кривоногих и со злобными физиономиями отсеивали прямо с порога.
Высоких, как заведомо тупых, тоже не брали.
Потом тех, кто прошел базовые комиссии, просеивали на медкомиссии Северного флота.
Делалось это так: ставился длинный стол, за которым усаживалась комиссия во главе с медицинским генералом. Входил частично голый кандидат, и вся эта орава на него смотрела. Потом кандидат называл свою фамилию, а генерал, заглянув в специальную бумажку, выговаривал следующее:
– Вы нам не подходите, у вас по английскому в дипломе тройка.
Так и отсеивали.
И осталось только двадцать пять человек. Эти подходили. Они сдали в своих гарнизонах квартиры и должности и даже продали все вещи и мебель, чтоб, значит, легче было в космос лететь.
Но пришла команда: «Отставить!» – у нас иногда приходит команда «Отставить!».
А потому что выяснилось, наконец, что нужен только один кандидат, а не двадцать один, и из всей этой шайки звездных мальчиков выбрали его – одного, и он улетел в космос, кудахча от счастья по-английски.
Остальных не знали куда деть – их должности, квартиры и мебель в гарнизонах уже разобрали.
Когда с этим вопросом подошли к Главкому, он криво усмехнулся и сказал:
– В космос захотели сбежать? Ну дайте им космос.
И им дали. Их переодели в зеленое и назначили в стратегические войска, где просто полно космоса.
И разлетелись они кто куда – в тундру, в пустыни, в степи, в тайгу.
И главное, все они отлично говорили на иностранных языках.

(А. М. Покровский. «Первые и последние»).