Коммунизм, крашеные яйца и 5 вариантов козла...

Воспоминания вьетнамских студентов об учёбе в СССР.
Вьетнамские студенты на экскурсии. 1988 г.

«Жил в обнимку с батареей»...

Минь Лонг из города Хюэ приехал в Москву учиться на инженера в декабре 1982 года, девятнадцати лет от роду. В общежитии его сразу окрестили «Минька», а потом и «Мишка». «Первую свою стипендию я потратил на одеяла, — вспоминает он. — Господи, я и предположить не мог: оказывается, в природе бывают такие морозы, когда вода замерзает, словно камень… а потом эта же самая вода белыми хлопьями падает с неба. Три дня я совершенно не выходил на улицу, и жил в обнимку с батареей, но потом пришлось… передвигался от подъезда до подъезда короткими перебежками. Сосед по комнате из Эфиопии грустно сказал — „Готовься, брат. Это навсегда. В стране русских каждая зима проходит, как новая — привыкнуть невозможно“. Он ошибся: на следующий год я уже спокойно ходил „нараспашку“ при минус десять. Я поднаторел в войнах в общежитии в дни, когда вьетнамцы жарили селёдку, а остальные студенты из-за запаха либо убегали прочь, либо приходили выяснять отношения: но мы запирались в комнатах. Кстати, чего все возмущаются по поводу жареной селёдки? Она так правда вкуснее».

«Кусаю хлеб и рыдаю»...

В целом, с 1954-го (год получения независимости северной частью Вьетнама) и до 1991-го в СССР, по разным оценкам, получили образование 25-40 тысяч представителей вьетнамской молодёжи. Учились на архитекторов, врачей, офицеров — те профессии, в которых больше всего нуждалась молодая социалистическая республика. Сейчас далеко не все работают по специальности — кто-то ушёл в бизнес, кто-то — в туризм. Но с удовольствием вспоминают годы учёбы в Советском Союзе. «Я поступил на врача, затем быстро попал на практику в больницу, — рассказывает доктор Фан Тхонг. — И вот, позвали меня День медика отмечать. Прихожу, а там стоят бутылки с водкой, и ничего больше. Я говорю — чем же закусывать? Мне сообщают — держи спички. Я в ужас пришёл. Говорю — мне известно, ваши люди Гитлера победили… но чтобы вот так запросто водку спичками заедать!!! Коллеги успокоили, сказали — не-не, надо нюхать… но мне не помогло, вкус водки не отбивался. Вышел на улицу в магазин, купил чёрного хлеба… откусываю громадными кусками, стоя прямо на тротуаре, и рыдаю… думаю — как я дальше в этой стране буду жить? А потом сложилось. Я женился на русской девушке, и мы уехали во Вьетнам. Когда мне совсем грустно и гнетёт ностальгия, я прошу жену подать стопочку водки с чёрным хлебом — мы привозим его из Москвы в чемодане и держим в морозилке».

«Вампир» с тарелкой борща

… Главное, что шокировало впервые приехавших в Союз вьетнамцев — климат, еда и отсутствие бананов. Они никак не могли взять в толк, почему бананы являются дефицитом, их непременно продают зелёными, а для созревания их следует выдерживать на батарее. Студентов потрясло, что на кухнях рассказывают анекдоты про Брежнева — во Вьетнаме многие были уверены — в СССР круглосуточно ходят колоннами под красным знаменем и хором распевают песни о своей счастливой жизни. «Я прихожу к соседу из русских в общаге и серьёзно так говорю — давай пообщаемся о Ленине, — смеётся бывший студент МГУ Ван Нгуен. — А он в ответ — мужик, ты чего, перегрелся? Давай лучше вечерком на дискотеку прогуляемся, с девчонками познакомимся. Ещё помню, в первые дни ваша кухня меня смертельно напугала. Захожу к этому соседу, а тот сидит и ест кровь из тарелки, по подбородку течёт, глаза какие-то безумные. Я едва на весь дом не закричал… а оказывается, он борщ в банке от мамы привёз — угощал потом меня, но я сил в себе есть такое багровое варево тогда не сыскал. Потом всё как-то зашло — и борщ, и сало, и пироги, и этот… странный, с консервированным лососем… а, салат „Мимоза“! И на чай у вас приглашают загадочно. Скажут — заходи, чайку попьём. А потом на столе и салаты, и колбаса нарезанная, и коньяк, и водка. Просыпаешься посреди ночи, голова с похмелья раскалывается, думаешь: да, называется, заглянул чуть-чуть на чашечку чая».

Пять вариантов козла...

Как ни странно, трудному русскому языку вьетнамские студенты научились достаточно быстро: уже через три-четыре месяца говорили целыми предложениями. Хотя иногда и случались курьёзы. «Я русский начал учить ещё во Вьетнаме, — улыбается 70-летний Фань Зуан. — Читал Пушкина, Толстого, Чехова. Целые страницы запоминал. Пошли в Краснодаре на танцы, я подхожу к женщине и выдаю — сударыня, соблаговолите ответить, окажете ли вы мне честь, дав своё согласие? Там не только она — хором вся площадка смеялась. Ну, я после осознал — этому языку сто пятьдесят лет, современные русские уже так не говорят. Больше всего меня поразило, как можно сказать — „козёл“ животное, плохой человек тоже „козёл“, милицейская машина „козёл“, стол на уроках физкультуры, и даже на игре в домино бывает „козёл“»! Когда во Вьетнаме говорят — «пошли козла забьём», это значит, приглашают на праздник, какое-то жертвоприношение, а у вас на партию в домино зовут. Я едва умом не тронулся, искренне думал — никогда не выучу».

Коммунисты и крашеные яйца

… Тханг Нгуен, в 1984-1990 гг. учившийся в СССР на лётчика гражданской авиации, отмечает — разборок между приезжими из Вьетнама и советскими людьми не было. Вьетнамцев охотно угощали, приглашали в гости и обращались очень дружелюбно. Основное недопонимание случалось лишь по причине культового жарения селёдки, хотя до мордобоя всё же не доходило. «У вас крайне добрый народ, — считает Нгуен. — И весьма образованный в политике. Со мной каждый второй говорил о Вьетнаме и знал, что мы „наподдали“ американцам. Но пришлось жёстко привыкать к некоторым вашим обычаям. Меня инструктировали — если срочно нужно такси, следует обещать водителю „двойной счётчик“. На Новый год всё вымирает, и целая страна словно улетает в космос, ты не можешь никому дозвониться. А незнакомый человек, сосед по купе в поезде распаковывает чемодан еды, кормит тебя всю дорогу — и ещё обижается, если ты не ешь. Мой друг учился в ГДР и там ходил в гости со своими бутербродами в пакете — даже восточные немцы очень экономный народ и умеют считать деньги. О! Ещё меня поразила одна вещь — никто в Советском Союзе формально не верил в Бога, но все, даже члены Коммунистической партии, обязательно красили яйца на Пасху. Как такое понять?!».
… Каждый из вьетнамцев признался, что ему снится Россия. Они сильно скучают по борщу, морозам и гостеприимству. Все обязательно хотят вернуться снова. Я не удивился.
« Про Сенкевича, Хейердала и то, как...
«Кавказская пленница» - плагиат или совпадение? »
  • +129

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+2
Про борщ по моему вранье, у вьетнамцев есть еда, суп из крови утки, а студента тошнило при виде борща.
+1
Нормально)
-1
в начале 70-х вьетнамцы были маленькие тощие и зашуганные своими комунистическими надсмотрщиками.после 75года стали приезжать южные вьетнамцы-высокие, красивые, раскрепощенные.у многих отцы были французами или американцами, чем они страшно гордились.почти все знали английский язык.привезли фирменную аппаратуру, шматье и золотишко на продажу.комунистических лидеров громко и далеко посылали.совсем другой народ чем северные.некоторые из них умудрились свалить дальше на запад! кстати в Израиле есть и свои вьетнамцы-«ВЬЕТНАМЦЫ ЗЕМЛИ ОБЕТОВАННОЙ»-http://maxpark.com/community/4391/content/2401265
+7
Прикольные истории, как то так и было?)
Тогда люди были добрее и отзывчивее друг к другу, даже если совсем не знакомы.
Потому и с лёгкостью обращались к прохожим, если нужна была их помощь и заводили друзей, приятелей легко, так как судили о людях по делам и речам их, а не по деньгам и блату.
+16
  • avatar
  • BARS
Хоть я и не вьетнамец, но тоже очень хочу вернуться в ту замечательную страну!!! Да, жили не просто, да говорили нам не правду кремлевские старцы, да были очереди, и «дифцит», но в стране был культ доброты, братства, поддержки и теплоты. Я в первом классе 7 ноября, ушел на Дворцовую площадь смотреть демонстрацию (а жили мы возле верфи), один. Пошел поискать заодно друга по этажу. Естественно заблудился и ушел в Ручьи! Питерцы знают, остальным поясню расстояние 11 километров, но это по карте, по прямой, а я петлял по улицам. Понял что заблудился, иду вдоль шоссе, плачу. Автобус мимо проехал, притормозил и сдал назад. Меня пассажиры на руках внесли, посадили на кресло. Стали допытываться, кто я, где живу. Я адрес знал. Женщины как услышали откуда я пришел за охали. Тут же целый карман мелочи дали. Я знал, что нужно до метро Садовая, а от туда на трамвае. Водитель обещал до Гражданки (это тоже метро) подбросить, но потом сдал в диспетчерскую. Меня там накормили оливье до отвала. А потом за мной милицейская машина приехала. А сейчас в эпоху демократии и процветающего капитализма кто-то замечает детей на улице???
+6
Зачётная история! Как домой вернулся, и в детство то же?) )))
Спасибо!)
+18
Замечательная страна. Заповедник доброты и отзывчивости, это то что я помню о моем СССР. Возможно хорошие воспоминания привили пионерские лагеря, санатории из которых я не вылазил со своими братьями, так как мама постоянно работала, а отец жил не с нами. Но не смотря на все в СССР всегда помогали провком, местком, райком итд. маме постоянно выделяли какие то путевки и помощь как многодетной маме. Учеба в СПТУ и Техникуме лучшие годы жизни, да и там выдавали путевки членам профсоюза и кто хотел куда-то поехать за 30-50% стоимости. Приятно когда страна о тебе заботилась, поэтому и нам хотелось защищать Родину. Помню в 1987 году пошел в военкомат и стал требовать чтоб меня в Афганистан отправили душманов бить, мне говорят, что мал еще иди учиться. Я стал приводит в пример пионеров героев и что очень нужно в армию, учиться не очень хотелось :-))
+6
И мне часто снятся Киев, борщ и родной КПИ!!!
+8
"… Яйца красят в синие, зелёные,
Я же свои только в красный цвет!
И несу их как знамёна алые,
Как символ наших доблестных побед!"
+14
Вьетнамцы, учившиеся или работавшие в СССР, в большинстве своём были законопослушными, трудолюбивыми и дружелюбными.В конце 80-х годов много вьетнамцев работали в СССР, это был организованный ввоз раб.силы.Жили в обычных советских общежитиях.Поразительно-практически все в свободное от работы время занимались физкультурой, при возможности на свежем воздухе, бег, гимнастика, волейбол… Были попытки со стороны «хозяев» — любителей подраться.Вначале вьетнамцы спокойно предупредили, что делать этого не надо, а потом при первой же агрессии дали такой отпор-молниеносно полупьяные русский амбалы были повержены на землю, потом им дали возможность подняться, и опять, на ломанном русском языке им было сказано, что так делать не надо.С вьетнамцами-задружили! И ещё-поражала предприимчивость вьетнамцев, им разрешали приобретать в магазинах всё, что им нужно, так они скупали массово посуду, замки, ткани… Возле общежитий стояли огромные контейнеры, с замками, размером -чтоб грузить на сухогрузы, и там они складировали всё закупленное (описываемое происходило в Херсоне).Никто не пытался эти контейнеры трогать, была охрана… В конце пребывания многие вьетнамцы свободно выезжали из Херсона, не выходили на работу-ездили по городам, скупали всё подряд, власти на это смотрели спокойно-нет криминала, всё тихо…
+9
Китайцев и вьетнамцев мы не трогали, а вот черно-жопых нигеров за торговлю герой постоянно вылавливали и били, было даже ментам сдавали если много шаров находили. Негры никогда никогда работать. Потом в 90-е я работал следователем и честно говоря мнение о неграх не изменилось сбытчики героина, разбойники, бакланы, вообщем все кто мне попадался те еще редиски.
-12
Чушь какая-то, байки…