Во время блокады, сотрудники ВИРа умирали от голода в кабинетах, заставленных элитными семенами

В центре Петербурга, на Исаакиевской площади, стоит приметное здание в стиле итальянского Ренессанса. Здесь в блокаду хранились тонны семян — уникальная коллекция, собранная выдающимся ученым Николаем Вавиловым, первым директором Всесоюзного института растениеводства (ВИР).
В 1940 году он был арестован по обвинению в антисоветской деятельности и в январе 1943 года скончался в саратовской тюрьме N 1 от крупозного воспаления легких и истощения.
Богатейшая коллекция Всесоюзного института растениеводства поражает воображение. Фото: Наталья ОнищенкоОт истощения в блокаду умерли и многие его сотрудники. Но они смогли сохранить тонны бесценных семян, каждое из которых было на вес жизни.

Семечко на вес жизни

До войны в коллекции ВИРа хранилось 250 тысяч образцов семян. В первую волну эвакуации примерно 20 тысяч из них смогли вывезти с собой в ручной клади сотрудники института. Около 40 тысяч пакетов с семенами доставили в Красноуфимск на самолете. Еще почти 100 тысяч образцов планировалось привезти туда же поездом. Но 30 августа 1941 года, когда состав подошел к станции Мга, выяснилось: город занят фашистами. Поезд вернулся в Ленинград, уникальный груз — в здание на Исаакиевской площади…

Здание Всесоюзного института растениеводства на Исакиевской площади.
До сих пор доподлинно неизвестно, сколько человек несли вахту в институте. Но все они получали в день по 125 граммов хлеба, как и другие ленинградцы из категории служащих и иждивенцев. Шатаясь от слабости, эти люди охраняли свои сокровища от воров (были зафиксированы единичные случаи) и от полчищ голодных крыс. Грызуны сбрасывали со стеллажей жестяные коробки с семенами, от удара крышки открывались. Быстро оценив масштаб катастрофы, сотрудники нашли нестандартный ход: стали связывать между собой несколько коробок. Скинуть их или вскрыть стало невозможно…
Президентской библиотеке передали рисунки блокадных художниковЧасть коллекции все же была утрачена. Но ядро сохранилось. После войны благодаря спасенным семенам селекционеры вывели новые сорта пшеницы, ячменя, риса, бобовых культур, овощей, картофеля. Сегодня в коллекции ВИРа более 320 тысяч образцов, институт входит в число четырех крупнейших в мире генетических банков.
Вспомним тех, кто отдал за это жизнь.

НЗ — неприкосновенный даже перед лицом смерти запас
Александр Щукин. Ученый

27 ноября 1941 года ответственный хранитель отдела технических культур Александр Гаврилович Щукин скончался от дистрофии в своем рабочем кабинете, заставленном образцами орехов.
Об этом человеке известно не много: родился в 1883 году, жил в доме N 55 по Лермонтовскому проспекту, научной специализацией были арахис и масличные культуры. Выжившие коллеги Александра Гавриловича, готовя спустя годы блокадный альбом института, писали: «Это был человек, который обобщал в себе прекрасное понятие труженик. Он был исполнительным, добросовестным, вежливым, требовательным к себе и другим. Будучи ответственным за хранение коллекций отдела технических и кормовых культур, этот истощенный голодом человек до зернышка собирал рассыпанные на полу семена и укладывал их в пакеты и коробки».
Последней работой Александра Щукина стала подготовка дублета арахиса — дублирующего образца. Исследователь планировал отправить его в Красноуфимск самолетом. Но не успел. Он умер, сжимая в руках пакет арахиса редкого сорта.
Дмитрий Иванов. Ученый

Заведующий отделом крупяных культур Дмитрий Сергеевич Иванов скончался от голода 9 января 1942 года в своем рабочем кабинете, где хранились десятки килограммов риса, кукурузы, гречихи, сорго, проса.
Он пришел в институт в 1938 году с богатым военным опытом за плечами. Прапорщик инженерных войск в Первую мировую войну, дивизионный инженер в Гражданскую, кавалер ордена Красного Знамени. С первых дней Великой Отечественной стал начальником штаба местной противовоздушной обороны (МПВО). 1 октября 1941 года, когда от бомбежки термитными бомбами на чердаках института начался пожар, возглавил группу по борьбе с огнем. Свои военные познания стремился передать своим сугубо штатским коллегам, вел занятия в звеньях МПВО, пока оставались силы.
Георгий Гейнц. Ученый

У Георгия Викторовича Гейнца была нетипичная сфера научных интересов: он с детства интересовался ботаникой, окончил курсы цветоводов в ботаническом саду Берлин-Далема, сельскохозяйственные курсы в Петербурге. Параллельно изучал библиотечное дело. В ВИР, как заведующий библиотекой, не только систематизировал собранные данные, но и сам занимался научной работой. В частности, изучал состояние культуры инжира в разных странах и культивирование тунгового дерева.
С началом войны входил в группу самозащиты МПВО, был бессменным комендантом институтского бомбоубежища.
Умер 16 февраля 1942 года от голода, похоронен в братской могиле на Пискаревском кладбище.
Иван Бажанов. Кассир
Об Иване Сергеевиче Бажанове известны лишь три даты. Родился в 1878 году, с 1933 года работал в институте растениеводства. 9 декабря 1941 года умер от голода.
Андрей Байков. Шофер
Андрей Иванович Байков был в ВИРе незаменимым человеком — и шофер, и механик. В 1935-1937 годах сопровождал Николая Вавилова в экспедициях по Закавказью и другим республикам Советского Союза. В военную пору стал бойцом ремонтно-восстановительного звена службы МПВО.
В 1942 году, в возрасте 44 лет, скончался от дистрофии.
Елизавета Войко. Библиотекарь
Заместитель заведующего институтской библиотекой Елизавета Николаевна Войко была ответственной за хранение книжных фондов. С началом войны стала бойцом противопожарного звена.
Умерла от истощения 23 ноября 1942 года в возрасте 36 лет.
Григорий Голенищев. Дворник
Григорий Ильич Голенищев работал в ВИРе с 1933 года, в блокаду был в числе самых активных бойцов самозащиты, неизменно участвовал в тушении пожаров от термитных бомб. Погиб во время артобстрела.
Николай Лихвонен. Снабженец
В довоенные годы столовая ВИРа славилась своим качеством, в чем была немалая заслуга институтского агента по снабжению Николая Николаевича Лихвонена. Когда вокруг Ленинграда стало сжиматься кольцо, столовую закрыли. В обязанности Лихвонена теперь входило, чтобы люди получали продуктовые карточки, а в институте постоянно водились дрова.
В начале 1942 года Николай Николаевич умер от голода.
Александр Молибога. Агрометеоролог

Он родился в 1887 году, получил профессию агронома-биолога, а в 1921 году стал заведующим бюро агрометеорологической информации при Северо-Западном Областземе. Такие структуры появлялись тогда по всей стране, их главной задачей была рассылка метеосводок в губернские и уездные земельные учреждения, сбор информации для сельскохозяйственной климатической характеристики регионов.
В 1930е годы Молибога прошел через репрессии, после реабилитации устроился в ВИР. С начала войны был бойцом противопожарного звена.
12 января 1942 года умер от голода.
Николай Леонтьевский. Агрометеоролог

Научная деятельность Николая Петровича Леонтьевского, старшего научного сотрудника отдела агрометеорологии, была связана с оборонной тематикой. В дни блокады был бойцом противопожарного звена.
3 января 1942 года умер от истощения.
Георгий Крейер. Ученый

Один из основоположников современной фитотерапии (во многом благодаря его исследованиям солодка, белладонна, валерьяна сейчас широко используются в медицине). Георгий Карлович Крейер родился в 1887 году в Петербурге. Окончил церковно-приходскую школу, вторую гимназию императора Александра I, поступил на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета. Освоил несколько иностранных языков, обладал энциклопедическими познаниями в самых разных областях. Но страсть у него была одна: лекарственные растения.
В 1926 году пришел во Всесоюзный институт растениеводства. Параллельно заведовал кафедрой лекарственных растений химико-фармацевтического факультета 1-го Ленинградского мединститута. Помимо научных работ выпускал популярные сборники о фитотерапии «Аптека под ногами». Исследователь был уверен, что о лекарственных растениях должны знать даже дети, поэтому регулярно публиковал просветительские статьи в журнале «Костер».
С началом войны был бойцом противопожарного звена ВИРа.
12 февраля 1942 года скончался на рабочем месте от дистрофии.
Анисия Мальгина. Архивист

Известно, что в Гражданскую войну Анисия Ивановна Мальгина работала в эвакуационном и полевом госпиталях. А в институте она была заведующей архивом. За его сохранность отвечала и в первые месяцы Великой Отечественной войны, дежуря при налетах в противопожарном звене МПВО.
В начале 1942 года умерла от истощения.
Григорий Рубцов. Ученый

Старший научный сотрудник отдела плодовых культур Григорий Александрович Рубцов — один из тех исследователей, благодаря которым даже в условиях сурового климата стали выращивать груши. В 1931 году Рубцов опубликовал первую в СССР монографию, посвященную груше. По сей день эта работа не потеряла актуальности.
А родился будущий ученый в январе 1887 года в селе Новиково Козловского уезда Тамбовской губернии в крестьянской семье. Окончил церковно-приходскую школу, несколько лет работал учителем в сельской школе, поступил на физико-математический факультет Петербургского университета. Это было весьма непросто: как правило, в главный вуз страны поступали после окончания училищ и гимназий. Но Рубцов блестяще окончил вуз.
В 1924 году он устроился в питомник Ивана Мичурина в городе Козлове, проникся идеями селекционера. И в 1926 году, переехав в Ленинград, стал работать во Всесоюзном институте растениеводства. Ученый исследовал ареалы распространения груши на Кавказе, в Крыму, Средней Азии. На помологических станциях в Крыму и в Адыгее Рубцов собрал лучшие сорта и дикорастущие виды, какие только имелись в научных учреждениях СССР.
С первых дней войны был бойцом противопожарного звена в институте. Весной 1942 года умер от дистрофии по дороге из блокадного Ленинграда через Ладогу. На его груди нашли сохраненный мешочек с семенами.
УРОЖАЙ-1942
Ольга Воскресенская и Вадим Лехнович.

Картофельные поля близ Марсова поля

Семейная пара ученых ВИРа спасла от голодной смерти тысячи ленинградцев
К началу блокады в коллекции Всесоюзного института растениеводства насчитывалось почти 1200 образцов картофеля. Опыты проводились на полях в Павловске. Но летом 1941 года фашисты подошли вплотную к нему, старшие научные сотрудники Абрам Яковлевич Камерз и Ольга Александровна Воскресенская начали эвакуацию образцов в Ленинград. Выкапывали кусты, которые успели дать клубни, вывозили их в хранилище совхоза «Лесное» (краеведам это место известно как «Дача Бенуа»). Осенью Абрама Камерза призвали на фронт. Эстафету подхватил сотрудник отдела корнеплодов Вадим Степанович Лехнович, муж Ольги Воскресенской (оба на фото)…
Супруги, жившие в скромной квартире на Некрасова, пришли в науку разными путями. Ольга Александровна (родилась в 1904 году) родителей не знала, воспитывалась в детском доме. После школы поступила в Ленинградский государственный университет на биологический факультет, в 1930 году пришла в институт растениеводства стажером.
Вадим (родился в 1902 году) в институте растениеводства работал с первых лет его создания. Ездил в экспедиции с Николаем Вавиловым, изучал семеноводство, методики хранения овощей.
Початки кукурузы из коллекции ВИР
В заблокированном Ленинграде супруги каждый день тратили полтора часа, чтобы пешком дойти до института и вернуться домой. В какой-то момент, ослабленные голодом и холодом, решили ночевать на рабочем месте. Спали в подвале института. Но если осенью и зимой все мысли были заняты спасением коллекции от крыс, весной 1942 года на первый план вышла новая проблема: как высадить образцы в грунт.
Площади под посадку искали по всему городу — скверы, парки. К работе подключились ленинградские совхозы и просто ленинградцы. Всю весну супруги вели курсы для горожан, учили, как быстрее и с наименьшими усилиями получить урожай картофеля. За три месяца они прочитали 45 лекций, подготовили на курсах 841 «картофелевода». Сами регулярно обходили засаженные участки, консультировали горожан, работавших на грядках. Беда пришла откуда не ждали: из-за травмы головы Воскресенская стала катастрофически терять зрение. Но цель была достигнута: осенью 1942 года блокадные ленинградцы собрали урожай картофеля.
Как в Петербурге отметят 75-летие со дня освобождения ЛенинградаИнститут оставил себе только необходимые для науки образцы клубней. Все остальные пошли в столовые и спасли тысячи людей.
После прорыва блокады сотрудники стали систематизировать образцы картофеля, которые удалось сохранить Воскресенской и Лехновичу. Ольга Александровна, окончательно ослепшая, смогла восстановить их на ощупь…
Специалисты нашей страны знают Ольгу Воскресенскую как главного автора масштабного труда «Культура картофеля», заложившего основы современного картофелеводства. Она умерла 3 марта 1949 года.
Вадим Лехнович продолжал работать в институте, стал автором ряда научных статей и практических сборников для садоводов. Скончался Вадим Степанович в 1989 году.

Ключ без права сдачи

Главный хранитель коллекции Рудольф Кордон дневал и ночевал в институте до самого прорыва блокады
Когда первая группа сотрудников ВИРа во главе с директором уехала в эвакуацию, ответственным за сохранение коллекции назначили Рудольфа Яновича Кордона, старшего научного сотрудника отдела плодово-ягодных культур. Первым делом он утвердил строжайший порядок посещения семяхранилища. Все двери в помещения, где находились образцы, закрывались на два замка и опечатывались сургучной печатью. Ключи хранились у дежурного по институту в опечатанном ящике, а ключ от входной двери был всегда у Кордона.
Заходить в помещения с образцами сотрудникам разрешалось лишь в исключительных случаях.
В Петербурге стартовала акция «Лица блокадного Ленинграда»О выносливости Кордона ходили легенды. В институтской группе самообороны МПВО еженедельно менялся состав: бойцы болели, падали от усталости, умирали. Всех подменял Кордон. После 17 февраля 1942 года, когда большая часть оставшихся сотрудников была эвакуирована, в здании на Исаакиевской площади остались 18 человек. Девять из них вскоре выехали вслед за коллегами. Рудольф Кордон был одним из тех, кто находился в здании до самого прорыва блокады.
Когда осада была снята, Кордон проложил по снегу тропинку к экспериментальной базе института «Красный пахарь» в Павловске. Ученый поселился в блиндаже и жил там до прихода своих коллег.
После войны Рудольф Янович продолжил свою научную деятельность, до сих пор студенты сельскохозяйственных вузов изучают яблони по его книгам. Многие садоводы знают выведенный им сорт груши «Кордоновка» — она прекрасно себя чувствует в неприветливом климате Ленинградской области.

« 6 самых дерзких авиаугонов в СССР
Особенности жизни школьника в СССР »
  • +124

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
А не будь этих учёных — х… бы хранили а не семена. Вот как чужое боком вылезло.
  • Поделиться комментарием
-1
" Семячко на вес жизни " — оно и в правду стоило жизни академику Вавилову и другим учёным которых уничтожили упырь сталин и его ватные подтирки.
  • Поделиться комментарием
+12
Речь не о Сталине и прочих политиках, тем более, что правды мы никогда не узнаем — кто был прав и кого оболгали.
Речь о ВЕЛИКИХ людях пред памятью которых надо снять шляпу и молчать! Честь им и память наша!
  • Поделиться комментарием
+4
Китайская «синусоида»: «Тяжёлые времена порождают сильных людей; сильные люди приводят хорошие времена; хорошие времена порождают слабых людей; слабые люди приводят к тяжёлым временам»…
Оценить подвиг тех сильных людей людьми слабыми из времён хороших очень трудно
  • Поделиться комментарием
+6
Честь и Слава нашим Учёным… это и есть Советский характер… умирали от голода но, хранили каждое зёрнышко… клубень! Приложите это к нынешнему времени… чтобы было? Были бы сохранены бесценные образцы?? То-то и оно…
  • Поделиться комментарием
-13
Нормальная власть сохраняла бы не семена а учёных. А учёные для власти ещё лучшие породы семян вывели бы. Но упырю сталину лишний раз хотелось показать что человеческие жизни учёных это пыль на банках с семенами. Учёные для сталина всегда были кандидатами во " враги народа ".
  • Поделиться комментарием
-14
Спасибо великому упырю сталину за то что заставил верить что Германия не нападёт. А когда напала было уже поздно эвакуировать. И за уничтожение учёных, таких как Вавилов. Быдлостану учёные не нужны.
  • Поделиться комментарием
+10
ЭТО надо ПОМНИТЬ ВСЕГДА.Жаль что нынешнее поколение этим не интересуется.Обидно и больно будет если лет через 20-30 весь этот ужас забудут(((((
  • Поделиться комментарием
-10
Самыми большими патриотами всегда были евреи.
  • Поделиться комментарием
+13
Вечная память!
  • Поделиться комментарием