Как добывали черную икру в СССР

Американский фотограф и журналист Карл Миданс (Carl Mydans), который был одним из первых пяти фотокорреспондентов знаменитого журнала LIFE, в конце 1959 года отправился в СССР. В апреле 1960 года он отправился в Астрахань, где запечатлел процесс ловли осетровых и добычи черной икры в СССР.
В 1960 году, когда Карл Миданс попал на один из крупнейших рыбозаводов СССР — Астраханский рыбоконсервно-холодильный комбинат, 93% всего производства осетровой и белужьей икры приходилось на Советский Союз. Тогда зернистая икра осетровых рыб, вырабатываемая в СССР, по праву считалась лучшей в мире, а словосочетание «черная икра» было одной из главных ассоциаций с нашей страной.

Рыбаки, в том числе женщины, ловят осетра сетью в дельте Волги. Для сохранения популяции осетра его вылов был разрешен только два месяца в году.
В середине 1950-х годов на реках Каспия началось строительство электростанций и многочисленных гидроузлов и шлюзов, которые «отсекли» осетровых от мест их нереста в пресной воде. Вторым негативным фактором, кардинальным образом повлиявшим на ситуацию с осетровыми, стало браконьерство. Для восстановления популяции осетра в 1959 году правительство начало вкладывать средства в строительство инкубаториев в бывших местах нереста.

К середине 60-х годов популяция осетровых стабилизировалась. А Астраханскому рыбокомбинату не оставалось ничего другого, как наладить как можно более быстрое и эффективное производство черной икры.

Многие рыболовы приезжали из соседнего Казахстана. По наблюдениям Миданса, русские и казахские рыбаки хорошо и слаженно работали вместе, одной командой.

Осетров вынимают из лодки, чтобы отправить на комбинат для обработки.

Икра вынимается из еще живой рыбы, поэтому рыбаки глушат ее дубинками, стоя в воде.
Учитывая ценность и хрупкость икры, Миданс был просто поражен жестоким обращением рыбаков с рыбой, ее производящей. «Когда лодки с плавающей в них рыбой прибывали на комбинат, мужчины в резиновых костюмах, обычно по двое, забирались в лодки и, стоя по пояс в воде, хватали барахтающуюся рыбу за голову, приподнимали ее над водой и глушили деревянными дубинками. Удары кажутся смертельными, однако уже внутри большинство рыбин еще скользят по бетонному полу и кажутся вполне живыми», — записывал фотограф свои наблюдения.

Белуга подвешена для извлечения икры.
В советское время большую часть икры получали, забивая рыбу. Сегодня, когда осетровых выращивают на предприятиях аквакультуры, забой стараются использовать по минимуму — это просто невыгодно.

Работница комбината вспарывает брюхо осетра для извлечения икры.
О том, есть ли в рыбе икра, известно заранее. Рыбу без икры сразу отправляют на дальнейшую переработку.

Выпотрошенная рыба, уже без икры, ждет отправления в цех копчения, заморозки или консервации.

Работники комбината очищают свежевыловленного осетра.

Икру просеивают перед тем, как разложить по банкам.
Наиболее ценной икрой является зернистая баночная икра белуги и осетра. Зернистой называют икру, состоящую из целых, недеформированных зерен, легко отделяющихся одно от другого. Баночная икра, в свою очередь, изготавливается из зерна самого высокого качества, сортируемого по величине и цвету.

Расфасовка икры по стеклянным банкам на экспорт.
Демонстрация завода американскому фотожурналисту, разумеется, работала на установку советского правительства представить страну достойным конкурентом на мировой экономической арене. Сопровождающие Миданса — эксперты в области пропагандистского туризма — точно знали, как впечатлить западного гостя. Перед Мидасом предстали ряды аккуратно одетых женщин, взвешивающих и расфасовывающих икру, и столы, уставленные бесконечными банками с одним из самых дорогих продуктов на свете.

Взвешивание икры и расфасовка по банкам.

Икра расфасовывалась в жестяные банки емкостью до 2 кг с надвигающейся крышкой. Укладка икры в банки — весьма ответственная операция, от которой зависит сохранение качества икры при транспортировке и хранении. Банки обязательно наполняли с избытком и без образования в них пустот, чтобы не оставалось воздуха и не появлялась плесень, ухудшающая вкус и запах икры. Поверхность икры, прижатая крышкой, должна была быть выше края корпуса не менее чем на 1 см.

Конечный пункт назначения черной икры — праздничный стол, призванный продемонстрировать, что социалистическая экономика может быть не просто функциональной, но и роскошной.
В советские времена черная икра, хоть и стоила также недешево, более-менее регулярно появлялась на столах даже простых советских инженеров.
После распада СССР икорная отрасль начала разваливаться, пышным цветом расцвело браконьерство. В 2005 году промышленный вылов осетровых рыб в Волго-Каспийском бассейне был полностью запрещен, за исключением небольшого вылова в научных целях. Сейчас легальной считается только икра, добытая из рыбы, выращенной на специально построенных для этого осетровых фермах.
« Советские актеры, которых снимали чаще всего
Популярные западные мифы про СССР »
  • +161

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+1
Абрамовна, помнишь, на углу Дерибасовской при царе стояла большая бочка чёрной икры? Таки помню.Ну и скажи, КОМУ ОНА МЕШАЛА?
+11
Сегодня либерасты и прочие господа из сухого остатка доказывают, что черную икру рабочий класс не видел В СССР! Либерасты, как всегда не правы!!! Пытаются сбить с толку молодежь, которая черную икру и не видела никогда!
+4
да
-3
Sergey:
Я жил в СССР, в Иркутске. Моя семья хорошего достатка: отец научный сотрудник, кандидат наук, мать — врач. Сам я работал в науке, был активным комсомольцем. Мы питались хорошо. Но ни чёрной, ни красной икры не продавалось свободно в 70-80 гг. Как и осетрины, красной рыбы.
И простые люди этого не видели. Да без этого вполне можно прожить. А врать нечего.
У меня было много знакомых из начальства, городского и областного, но, бывая у них в гостях, черной икры и осетрины не разу не видел.
И нечего коверкать наш русский язык такими словами, как «либераст». Такого слова нет, есть «либерал», но либералы НИКОГДА в нашей стране не допускались до власти. Тем более, при Ельцине.
+2
А у нас была и без проблем, хоть жили в Набережных Челнах. И красная и черная.
+5
Если брать каспийский бассейн, то кроме Волги осетровые в изобилии водились в реке Урал и испокон веков назывались у местных казаков «красной рыбой». В 1936 году Урал и города вдоль него, Гурьев и Уральск, отошли Казахской ССР. После уничтожения СССР казахи несколько лет подряд перегораживали Урал сетями от берега до берега в районе Гурьева (Атырау на казахский манер), обеспечили небывалый улов, но практически уничтожили популяцию осетров, который пытался зайти реку на нерест. Сейчас там черная икра, даже если брать у браконьеров, дороже, чем в России.
+3
Это неправда, как раз таки российские браконьеры из Дагестана и уничтожили почти
+5
Какое отношение даги имеют к реке Урал, объясни. Дагестанцы в Каспии гадят, это да. А насчет казахских сетей от берега до берега — у меня друзья Гурьеве живут, рассказывали. И уральских браконьеров я лично знаю.
-10
В советские времена черная икра, хоть и стоила также недешево, более-менее регулярно появлялась на столах даже простых советских инженеров. Гм. Видимо я и моя семья не были простыми советскими инженерами… :-) А, как честный человек — ел я её однажды
+4
Может вы и мясо ели один раз в жизни. Чёрную икру в советское время всегда можно было достать и стоила она (112 г) – 5.50 – 6.00.
+10
Сардачев, если ты «как честный человек» не смотря на то, что ты БОТ — без имени, адреса, друзей и видимо совести, то признайся, что ты не ел её однажды и вообще никогда не видел и тебя самого в это время просто не было на свете. Возможно и советских инженеров не видел у которых регулярно икра на столе была. В это время в магазине она была всегда.
+2
ДА
+7
Никогда не понимал преимуществ осетровой икры. По мне красная или щучья намного вкуснее. Кстати, русские купцы тоже отдавали предпочтение именно щучьей перед осетровой.
Мода на черную икру приша к нам, как это не удивительно, с Запада. Данный продукт для них был редким экзотическим продуктом русской кухни (только в 70-х годах в Иране догадались поставить ее производство на рыбзаводах на поток), т.е. «русская закуска» = «водка + черная икра».
Сама же осетрина не рассматривалась у нас как какая-то экзотическая или деликатесная еда. Один из гимназических бунтов, участником которого был и М.В.Ломоносов, возник из-за того, что «собака-эконом деньги крадет, нет бы нормальной рыбы купил — карася там или судака, а все нас осетриной кормит...».
+2
некомпетентность можно простить…
+6
Что имеем не храним, потерявши, плачем. Помню, банкой черной икры рассчитался за покраску капота «Жигулей».
А вот красной икрой на флоте, было время, объедались. На Дальнем Востоке по малым рекам руками ловили шедшую на нерест рыбу. Выдавливали прямо в шлюпку, на расстеленный брезент. Каждое утро — таз с красной икрой на столе.
+1
Да, это правда
+6
«В советские времена черная икра, хоть и стоила также недешево, более-менее регулярно появлялась на столах даже простых советских инженеров» — да ладно, баночка 90 грамм стоила 4 рубля 50 коп. (у нас дома до сих пор хранится, пустая, как напоминание)
Потому и ее и было трудно купить
+1
до 63 года икра продавалась во всех магазинах Астрахани. На прилавках было до 4- 5 сортов. Цена колебалась от 3 руб до 5 руб за КГ.
+4
Двадцать пять рублей пол литровая банка. Причем хорошим тоном считалось класть с внушительной «горкой». Это в конце 70-х — начале 80-х. А в книге «О вкусной и здоровой пище» конца 50-х черную икру рекомендовали использовать для осветления ухи. Сто грамм икры нужно было растереть в кашицу и размешать в трех литрах ухи. После выпадения осадка уху процеживали.
+9
Помню в Москве, в магазинчике у Киевского вокзала (в том месте жила моя тетка и я у неё некоторое время), стояли жестяные банки по 3 кг. с красной икрой и 2 (или 1?) кг с черной. Очередь за ними не стояла. Это было в 56 или в 57 году. В 59 мы переехали в Хабаровск и там ещё стояли подобные банки с красной икрой. Где-то с года 61, 62 икры и красной рыбы на прилавках не стало, но в путину можно было пойти на берег Амура и купить самку кеты за 1 руб. 50 копеек у браконьеров. В ней было полкило икры, а засолить умел любой в Хабаровске.
Где-то в середине восьмидесятых довелось работать в районе Маго, вот там и поел черной икры. Осетровые там называются калуга и весят до 250 кг. Икры в такой громадине оцинкованное ведро.
Нанайцы калугу морозили. За бутылку водки можно было бензопилой отрезать пласт калужатины килограмм на десять.
Анекдот тех времен:
Приезжают в 50-60 годы в нанайское село русские из Хабаровска
— «Кешка, рыба есть?»
— «Не, рыбы нет, одна щука.»
Прошло два десятка лет, приезжают снова
— «Кешка, рыба есть?»
— «Есть, есть, щука, щука!!!»
+16
Как ни крути, но действительно сейчас эта черная икра для «простого народа» — большая редкость, чем в советское время. Конечно, кто-то вспомнит её на бутербродах с маслом по праздникам и то, как лакомился ими в буфете какого-нибудь театра или их заставляли есть в детском саду (к икре как к лакомству в малом возрасте в те времена точно не относились), кто-то видел её только в кино на картинках. Но все только посмеивались над сценой из «Белого солнца пустыни», когда Верещагина насилу кормила икрой его жена, а он мечтал о хлебушке. Не было этой злобы, которую пытаются культивировать во всех нас сейчас по отношению к тому периоду времени, она была уделом единиц.

А случаи разные бывали. Одна тещина подруга до сих пор не воспринимает эту самую черную икру как продукт и терпеть её не может. Она в войну молодой девчонкой какое-то время работала на Каспии на рыболовецком судне. Рассказывает, на судне хлеба не было, вообще никаких продуктов, но стоял тазик с этой самой черной икрой и рядом лежала ложка — ешь не хочу. Как она понимала Верещагина…
-19
Чёрная икра не предназначена для простого народа. Простые советские люди её не видели.
И не очень хорошо (это мягко сказано!) относились к разного рода начальству, для которого она предназначалось.
На примере чёрной икры советские рабочие и колхозники понимали, что тот коммунизм, о котором они слышат из радио и телевидения — полная фикция!