Забытые герои

Когда говорят о героях — летчиках Великой отечественной войны, то в первую очередь вспоминают И.Н. Кожедуба, или А.И.Покрышкина. Мало кто вспомнит кто такой Ахмет Хан Султан, и уж совсем единицы знают о Николае Ивановиче Скоморохове. Мой пост будет о нём.
Итак:

НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ СКОМОРОХОВ

(позывной «Скоморох») Дважды Герой Советского Союза. Маршал Авиации.




Родился Николай Михайлович 19 мая 1920 (по другим источникам 1922, приписав себе два года при поступлении в ФЗУ) года в селе Лапоть Саратовской губернии (ныне село Белогорское Саратовской области) в семье крестьянина. В 1930 году его семья перебралась в Астрахань где он окончил среднюю школу, а позже и ФЗУ (фабрично заводское училище — аналог ПТУ). Работал слесарем и токарем на заводе III Интернационала, закончил библиотечный техникум. В 1939 поступил в Астраханский аэроклуб, и осенью 1940 го успешно закончил его освоив самолет У-2. Тогда же получил назначение в Батайскую авиационную школу готовящую летчиков — истребителей. В марте 1942 окончил (на И-16) Батайскую военную школу пилотов им. В.А.Серова ( с 1941 школа находилась в г. Евлах Азербйджанской ССР) и был направлен в 25 запасной авиаполк в городе Гажикабул (Аз. ССР) где и продолжил обучение освоив ЛАГГ-3. В запасном полку Николай прослужил до сентября 1942 года. В ноябре ему удалось добиться перевода в 164 ИАП 295 ИАД, где в декабре и состоялся его первый боевой вылет. В нем же Николай Иванович получил боевое крещение. Командир его эскадрильи (который вел группу из 4 самолетов) сбил ФВ — 189 (раму), причем первым заметил её именно «скоморох» о чем и оповестил помахав крыльями (ну не было в 42м на машинах передатчиков), а вообще, по отзывам знавших Н.И. летчиков, он всегда отличался отличной наблюдательностью и ориентировкой. В первых вылетах «молодых» ставили в звенья к «старикам». Тогда же и произошла «ссора» (хотя какая может быть ссора сержанта и майора) сержанта Скоморохова и майора (замполита полка) Ермилова. Вот что пишет об этом сам Н.И.:

… меня включили в группу по прикрытию Тупсе. Вылетели четверкой, ведущий первой пары Евдотиенко, ведомый Мартынов, вторая пара майор Ермилов и я. Очевидно зам.ком. полка хотел посмотреть как Евдотиенко управляет звеном в бою. И вот мы подходим к Туапсе… И сразу встречаемся с Мессерами. Я их увидел впервые. Честно говоря мне стало не по себе, ну Скоморох (это прозвище и стало моим позывным на все время войны), думаю, пришло твое время. Смотрю на «мессеров» как загипнотизированный, а они подходят все ближе и ближе, вот вот откроют огонь по Ермилову. Ну почему он не реагирует, ведь так и сбить могут. Качаю с крыла на крыло — бесполезно. Надо их упредить! Разворачиваюсь влево, и даю заградительную очередь. Первая пара «мессеров» взмывает вверх, а вторая открывает огонь по мне, но мажут. Доворачиваю вправо, и смотрю — машины товарищей еле виднеются, а враг рядом. Резко задираю нос пытаясь атаковать, и совершаю непростительную ошибку — теряю скорость. И тут впервые увидел «эрликоны» — снаряды 20мм пушки «мессера», они ротянулись шнурами рядом со мной. Пытаюсь уйти отних в сторону — вижу вторая пара заходит в атаку. Четыре «мессера» зажимают меня в «клещи», я мечусь туда-сюда, чувствуется мой пятый вылет может стать и последним. Немцы почувствовали мою неопытность, и смаковали победу. Заходили в атаку нагло, уверенно, били длинными, словно играя со мной в кошки-мышки. Я видел только четверку «мессеров», горы и море. И ясно сознавал — надо уходить, но не панически бежать — расстреляют. Надо огрызаться, увертываться, и держать карс на Адлер. Отстреливаясь я стал уклоняться от очередей скольжением; нос машины держу прямо, а рулем поворота задаю ей сколжение. Противнику это не заметно, только видет, что снаряды проплывают и рвутся в стороне, думает, что мажет. Сначала казалось — меня атакуют обе пары, потом понял — только одна, вторая за обстановкой приглядывает. Вот же с… это они молодняк натаскивают. По прежнему держу курс на спасительный Адлер, вот уже прошли Лазаревскую, Сочи, Хосту… Но помощи по прежнему нет… Немцы разгадали мой замысел, пары поменялись местами, ну, думаю, каюк, сейчас мной опытные займутся. А тут еще мотор начал «чихать». Внизу — коса, впереди — Адлеровский выступ. До него не дотянуть, придется садться на «вынужденную» на косе. Верчусь, отстреливаюсь, берегу каждый метр высоты. И тут… мотор снова заработал, и мы вошли в зоу действия нашей зенитной батареи, она и отгнала «мессеров» от меня. Как сел не помню, помню только радостные лица друзей. Меня не ждали, майор Ермилов сказал, что я сбит. Произошел тяжелый разговор, Ермилов не слушал оправданий. «Ничего не знаю, место ведомого в хвосте у ведущего. Потерялся — сам виноват».

Вот такой случай, который задержал карьеру летчика, по июль 43 в сержантах ходил, имея на счету десяток сбитых, и в должности командира звена. Не любят начальники своих косяков.
2 февраля 1943 года одержал первую победу, сбив в паре «раму» — ФВ — 189 (а он не смотря на тихходность считался очень сложным противником). А 22 февраля и первую личную — Ю-87 «лаптежник».
В составе этого полка, всоставе 5 и 17 воздушных армий воевал на юго-западном и 3ем Украинском фронтах до апреля 44-го года. В апреле был переведен 31 ИАП 17 ВА на 3м Украинском фронте. В нем и сражался до победы. Всю войну прошел на машинах Лавочкина — ЛАГГ-3; ЛА-5; ЛА-7.
Принимал участие в обороне и освобождении Кавказа, освобождении Украины, Молдавии, Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии, Чехословакии, разгроме врага на территории Австрии.
В боях за Будапешт Н.И. сбил двух летчиков из «бриллиантовой эскадры» Геринга (51я истребительная дивизия JG 51). Неоднократно сбивал по 2-3 самолета в одном бою, а 16 января 45го — 4 в трех вылетах. За два года войны прошел путь от сержанта до майора. Совершил 605 боевых вылетов, провел 130 воздушных боев, сбил 46 лично и 8 в группе самолетов противника (7 результат в списке советских асов), а также уничтожил на земле 3 бомбардировщика. За всю войну ни разу не был сбит, не ранен, да и «дырок» (по воспоминаниям сослуживцев) привози по минимуму.
После войны командовал эскадрильей в том же (31м ИАП) полку. В 1946м был направлен в военную академию им. Фрунзе и в 1949м окончил ее. С ноября 1949 командир 111 ГИАП (гвардейский истребительный авиа полк). С апреля 1952 по январь 1954 — заместитель командира, а с января 1954 по 1956 — командир 246 ИАД в Забайкальском военном округе. Летал до преклонного возраста освоив МиГ — 15, МиГ — 17, МиГ — 21 (а это на минутку — конец 70х), а так же Ла — 11, Ан — 26, Ил — 14, Ту — 134 и другие машины. Насколько помню имнно ему принадлежит высказывание «Советский летчик должен уметь летать на всем, что летать может, и немного на том, что в принципе не может»
В 1958м окончил Военную академию Генерального штаба Вороуженных сил СССР, и с октября 1958 по февраль 1961 заместителем командира, а февраля 1961 по апрель 1968 командир 71-го истребительного корпуса. С апреля 1968 ро август 1973 — командующий 69 Воздушной армией (Киевский военный округ). С августа 1973 по 1988 — начальник Военно Воздушной Академии им Ю. Гагарина. 1988 — 1992 военный инспектор — советник Группы генеральных инспекторов МО СССР. Депутат верховного совета СССР 1962-1964. С 1992 года — в отставке.
Дружил с В.В. Высоцким и песни «О погибшем летчике», «их восемь, нас двое», «мы взлетали, как утки с раскисших полей» посвящены Н.И. Скоморохову. А еще, помните в Фильме «В бой идут одни „старики“» «Кузнечик» «против всех законов физики, на взлете....»? Это тоже эпизод из боевой биографии «скомороха».

— Трагически погиб в автомобильной катастрофе 14 октября 1994 года. похоронен на Новодевичьем кладбище.



« Цветные советские фотографии на пивную тематику
Почему Сталин гордился своим внебрачным сыном,... »
  • +97

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+4
Честь и Слава!
+1
  • avatar
  • Conan
Вечная память!
+3
Действительно забываем. Далеко ходить не надо. Вообще то одно из упомянутых «забытых» героев звали Амет-Хан Султан. Крымские татары очень обижались, когда путали его имя. Обычно очень громко поправляли -Амет-Хан, а не Ахмет Хан!
0
Виноват, не знал, и не уточнил.
-2
А кто такой Высоцкий В.В. В тексте не уточняется. Мы его должны знать?
+4
И к чему сарказм? Обычная опечатка. Конечно же Владимир Семенович.
+12
Мы многого не знаем до сих пор и в этом беда системы, которая нас воспитала и воспитывает наших детей, внуков и правнуков. Но, тут ничего не поделаешь. Спасибо за такие интересные статьи.
+13
Слава и вечная память герою летчику! Сколько таких Советских воинов о подвигах которых мы ничего не знаем
+2
Время всё больше стирает память…