Народная любовь, бездетность и одиночество

Татьяна Пельтцер чудом не попала в лагеря из-за своего немецкого происхождения. А в зрелом возрасте стала «главной бабушкой советского кино», играя в сказках, комедиях, драмах, блистая на театральной сцене. Зрители любили ее за остроумие, бойкий характер.


А ее героини получались очень живыми, узнаваемыми и почти домашними. Народная артистка СССР, лауреат Сталинской премии сыграла более сотни киноролей. Но реальная жизнь актрисы оказалась далеко не такой веселой как на экране.
Родилась она в начале ХХ столетия в творческой семье. Отец, Иван Романович Пельтцер, из обрусевших немцев, был известным в Москве комедийным артистом. Преподавал актерское мастерство. Любовь к театральному искусству глава семейства передал и своим детям – старшей дочери Тане и младшему сыну Саше. До начала Первой мировой войны в семье говорили исключительно по-немецки. Поэтому Татьяна превосходно знала два языка – немецкий и русский.
Оба ребенка посещали гимназию. И уже в начальных классах Таня начала выходить на сцену, участвовать в любительских постановках русской классики. Нередко вместе с ней играл и младший брат. Из-за грянувшей в стране революции в гимназии она так и не доучилась. Не получила и актерского образования. Но всем тонкостям профессии ее научил отец. Он привил ей вкус, научил видеть жизнь во всем ее многообразии.



Маленькая Таня с отцом

Девушка твердо решила стать актрисой. И в 20-х годах бойкую барышню взяли в труппу столичного передвижного театра политуправления. Татьяна много колесила по городам и весям необъятной страны. А вот ее брат Александр Пельтцер впоследствии стал известным советским конструктором, испытателем первого в стране гоночного автомобиля. Позже проявил себя как автогонщик и возглавил Союз советских картингистов.
Какой-то особенной красотой Татьяна никогда не блистала. На вид казалась обычной барышней среднего роста. Зато отличалась бурным темпераментом, не лезла за словом в карман. Была очень образованной и эрудированной. Сказывалось отцовское воспитание. Именно этим она и привлекала мужчин.



Татьяна Пельтцер в молодости

Однажды на одной из московских демонстраций Пельтцер познакомилась с немецким инженером, философом и убежденным коммунистом Гансом Тейблером. Молодой человек учился в Школе Коминтерна. Завязался роман. Вскоре они поженились и переехали в Берлин. Полноценной семьи у них не получилось. Врачи поставили Татьяне диагноз бесплодие. Но ее супруг по этому поводу не особо расстраивался.
Ганс занял высокую должность в немецкой автомобильной компании. Помог с работой и молодой жене. Устроил машинисткой в советское торговое представительство. Помог вступить в компартию Германии, получить немецкое гражданство. Ввел в театральную тусовку Берлина. И вроде бы все в жизни Татьяны складывалось хорошо.
Семья жила в достатке. Пельтцер с удовольствием общалась с немецкими артистами и даже сыграла в одной театральной постановке. Но потом политическая обстановка в Германии начала меняться. Татьяна вернулась на родину. А муж остался в Берлине. Супруги развелись, но на всю жизнь сохранили дружеские отношения. Больше Татьяна Пельтцер официально замуж не выходила. Но романов в ее бурной жизни хватало. В том числе и с женатыми кавалерами. Особенно она любила заводить курортные романы, которые вполне резонно считала обязательной частью «культурно-развлекательной программы» на отдыхе.



После возвращения в Москву Пельтцер устроилась в театр имени Моссовета. Но поскольку у нее не было профессионального образования, она служила артисткой лишь вспомогательного состава, а потом была уволена якобы за профнепригодность. Но без работы не осталась. Выручил младший брат, взяв ее машинисткой к себе на завод.
Правда, надолго она там не задержалась и предпочла службу в провинциальных театрах, скитаясь по стране. Затем снова вернулась в Москву. А потом случилась Великая Отечественная война. Гражданам немецкого происхождения грозила высылка в трудовые лагеря самых отдаленных регионов СССР.
Хотели выслать и Пельтцер вместе с ее пожилым уже отцом. Между прочим, лауреатом Сталинской премии. Однако за них заступились коллеги актрисы, выбив «охранную грамоту». И семью оставили в покое. Впрочем, в актерской среде долгое время ходили слухи, будто Татьяна Ивановна сотрудничала с известным ведомством на Лубянке. И именно поэтому ее не тронули ни после возвращения из Германии, ни в годы войны. Но так ли это было на самом деле, доподлинно неизвестно.



В середине 40-х годов Пельтцер дебютировала на экране. С тех пор свою театральную деятельность она успешно совмещала с работой в кино. Вступила в компартию. За свою долгую карьеру сменила несколько театров. А с 1977 года и до самых последних дней служила в Ленкоме. Несмотря на то, что Пельтцер в кино играла, в основном, роли второго плана, ее героини всегда были яркими и запоминающимися. Помните ее отчаянной бабушку Анны Петровну из музыкальной комедии «Приключения желтого чемоданчика»? Актриса, будучи уже немолодой, бесстрашно каталась на крыше троллейбуса, лазила через забор, спускалась по водосточной трубе.
Зрители старшего поколения наверняка помнят и ее Бабу-Ягу в сказке «Там, на неведомых дорожках», и выпуски «Ералаша» с ее участием. Снималась она и у режиссера Марка Захарова в «Формуле любви», и у других мэтров советского кино. Все ее бойкие героини были с изюминкой. И делали фильм лучше, ярче, добрее. Было в этой актрисе что-то неуловимо родное, какая-то особенная душевность, теплота.



Зрители ее обожали, а вот в актерской среде недолюбливали. В театре ей так и говорили: «Любят вас только зрители». Она ругалась с режиссерами, скандалила с коллегами. Высказывала свое мнение прямо в лоб, не особо стесняясь в выражениях. Зато те, к кому она благоволила, относились к ней с большой нежностью.
Однажды она поругалась с режиссером Марком Захаровым. «Когда человек ничего не умеет, он сразу лезет в режиссуру», – безапеляционно заявила актриса. Но Захаров оценил ее колючий юмор. Пельтцер блистала в ведущих ролях во многих его театральных постановках.
Заступилась как-то за Александра Абдулова. Когда народного любимца хотели исключить из театра, актриса посмела на худсовете возразить. «А на кого тогда будут ходить зрители? На тебя? На тебя? Или, может быть, на тебя?», – гневно восклицала Татьяна Ивановна, обращаясь к присутствовавшим там «народным» артистам. Абдулов этого не забыл и потом отплатил ей добром.



Самыми близкими для нее людьми были отец и младший брат. Но родителя не стало еще в конце 50-х годов. А брат, попав тяжелую аварию, остался инвалидом. Отказали ноги. Молодой жене он был не нужен. И все заботы о родном брате легли на плечи Татьяны Ивановны. А в 1975 году брата не стало. Пельтцер осталась совсем одна.
Даже в преклонном возрасте Татьяна Ивановна продолжала много работать. Снималась в кино, выходила на театральную сцену. А когда совсем стало подводить здоровье, и она забывала во время спектаклей слова, текст за нее произносил Александр Абдулов. Поскольку детей у нее не было, а родственников не осталось, то свою двухкомнатную квартиру в Москве Татьяна Пельтцер оставила домработнице, а семейную библиотеку – режиссеру Марку Захарову. Любимая многими актриса прожила долгую, яркую и интересную жизнь.

« 3 советских блюда, которые и сегодня будут...
Азартная игра советского двора »
  • +138

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
+++++