Как казак стал советским адмиралом

Адмирал Арсений Головко́ стал у руля Севморфлота в 34 года — он был вторым самым молодым командующим в нашей истории. Еще до начала войны он разрешил сбивать немецкие самолеты, а с наступлением гитлеровцев сделал вчерашних «зэков» защитниками Родины. Адмирал рисковал головой, но Сталин прощал спасителя советского севера. Но в тех же северных краях Головко столкнулся с термоядерным оружием — оно не прощало никого.

Из казаков на флот

Арсений Григорьевич Головко родился в 1906 году в станице Прохладная на Кавказе. Эта станица относилась к Терской области, а сам Арсений Григорьевич был выходцем из терского казачества. И географически, и на жизненном пути ему было далеко до моря. 19-летнего Арсения родители отправили обучаться в сельскохозяйственную академию в Москву. Но однажды компас показал Головко вместо пути агронома дорогу во флот.

Однажды к студентам пришел курсант-агитатор из военно-морского училища. Рассказы о морских походах в дальние страны и ароматном борще по-флотски так увлекли Арсения, что он сам через несколько месяцев поступил в ленинградское военно-морское училище. После его окончания в 1928 году Головко направили вахтенным командиром на черноморский эсминец «Фрунзе».



Карьера молодого моряка развивалась стремительно, хоть Арсений Григорьевич до войны и не командовал крупными кораблями. Он служил начальником штаба торпедных катеров, штурманом канонерской лодки, дивизионным минером. Головко на службе не застал ни Первую Мировую, ни даже Гражданскую. Поэтому первый боевой опыт он смог получить лишь в 1936 году — в командировку в Испанию он вызвался добровольцем.

На Пиренеях Арсений Григорьевич служил советником командира крупной военно-морской базы республиканцев в портовом городе Картахена. Защита порта от бомбежек, боевые действия в испанских водах, организация советских конвоев — этот бесценный опыт пригодится Головко в Великую Отечественную. Но только его «Картахена» будет не в южных широтах, а за северным полярным кругом.

Первый на севере

В СССР Головко вернулся на пост начальника штаба Северного флота. А затем, в 1940 году, стал командующим самым молодым флотом страны. Стоит сказать, что Северному флоту тогда уделялось не самое должное внимание. Контр-адмирал столкнулся с рядом трудностей, которые приходилось решать своими силами в кратчайшие сроки. Среди вечной мерзлоты пришлось укреплять базы ВМФ и строить причалы, «теплолюбивые» корабли итальянской разработки пришлось переоборудовать. Последние стали настоящей мукой для моряков, которым приходилось стоять на открытых мостиках в ледяных северных водах.

Свою первую победу Арсений Головко одержал еще до начала войны. Северный флот был малочисленнее «коллег» с Балтики и Черного моря, но охватывал огромные просторы Заполярья. Действовать приходилось на свой страх и риск. Еще 17 июня, когда ничто не предвещало беды, Головко вывел корабли из порта Полярный в море и приказал сбивать назойливые немецкие самолеты-провокаторы. За день до войны Северный флот шел уже в полной боевой готовности. Это смелое решение Арсения Григорьевича спасло суда от неминуемой гибели на стоянке в портах.



На Мурманск немцы бросили подготовленные подразделения горных егерей. Эти матерые вояки прошли Норвегию за считанные дни, а к холодным высотам советского севера были хорошо подготовлены в австрийских горах. Сил для отпора немцам катастрофически не хватало. Тогда Арсений Головко решился на другой отчаянный шаг. Контр-адмирал приказал освободить заключенных из близлежащих лагерей и отправить их на помощь фронту.

Командующему Северным флотом удалось на несколько тысяч человек пополнить резервы Красной Армии. О такой «мобилизации» узнали в Москве — шеф НКВД Лаврентий Берия донес об этом Сталину. К тому моменту советские войска героически остановили немецкое наступление в Заполярье. Дальше 40 километров от границы близ Мурманска фашистам не удалось прорваться. «Победителей не судят» — ответил Верховный Главнокомандующий на претензии к контр-адмиралу Головко.

«Черные дьяволы» адмирала Головко

Командующий Северным флотом не тянул одеяло на морские силы и старался всячески помочь армии на суше. Арсений Григорьевич снимал с кораблей и баз всех, кого можно и всё, что можно. Так удалось пополнить войска 10 тысячами бойцов морской пехоты, а из оружия на кораблях остались только пистолеты у капитанов. Для десантных операций использовали даже баркасы местных рыболовов. И это дало свои плоды.

В июле 1941 года десанты у реки Западная Лица смогли остановить немецкое наступление на главный порт советского севера. Стоит отметить и героизм морпехов. Бойцы бесстрашно шли в атаку в полный рост, а в самый разгар боя снимали каску и возвращали на свою голову бескозырку. Морпехи вгрызались в каждую пядь советской земли, а были и герои, которые в одиночку защищали высоту от сотни немцев. Без «черных дьяволов», как моряков называли фашисты, не было бы победы в Заполярье.



Арсению Головко приходилось решать не только военные, но и гуманитарные задачи. Советский север стал главным коридором принятия грузов не только от союзников, но и с Дальнего Востока страны через Северный морской путь. Для поддержки союзных конвоев краснофлотцы ходили за сотни километров от берега. Северные воды приходилось постоянно защищать от рыскающих немцев. Только за первый год войны Северный флот пустил на дно 120 военных кораблей и транспортов противника.

В разгар войны Арсению Григорьевичу пришлось создавать на Северном флоте эскадрильи самолетов-торпедоносцев, которых в мирное время он в арсенале не имел. Поначалу помогли английские союзники, чьи экипажи повоевали в Заполярье осенью 1941 года. А позже советские летчики разработали и свою систему наведения торпед, и собственную тактику. Первые эскадрильи торпедоносцев появились на Северном флоте в 1942-м, а уже через год они уничтожили 28 фашистских транспортов и боевых кораблей.

Плакал перед своими матросами

3 года армия и флот тесно взаимодействовали на советском севере. В 1944 году уже адмирал Головко после долгих месяцев самоотверженной обороны повел Северный флот в Норвегию. Именно этот поход осенью 1944-го ознаменовал собой десятый Сталинский удар, после которого Великая Отечественная пошла на территории врага к своему победному концу.

Арсений Головко отличался гуманным отношением к подчиненным, старался беречь жизнь каждого бойца и словно мальчишка первым бежал встречать корабли после походов. За уважение ему платили той же монетой. В День Победы Арсений Григорьевич выступал на митинге перед своими моряками. Выдав трогательную речь, он не смог сдержать слез. Матросы прервали неловкую паузу громогласным «Ура!» — так для Северного флота закончилась Великая Отечественная война.



30 октября 1961 года вошло в историю как день испытания самого мощного взрывного устройства в истории человечества. Тогда на арктическом острове Новая Земля была испытана первая в СССР термоядерная бомба АН-602, более известная как «царь-бомба». На этих исторических испытаниях присутствовал и заместитель главнокомандующего ВМФ Арсений Головко.

Но при испытаниях ядерное облако пошло не в ту сторону, как планировали в военной комиссии. Одной из жертв испытания термоядерной бомбы стал адмирал Головко. Герой Великой Отечественной подхватил лучевую болезнь, перед которой была бессильна советская медицина. Великий флотоводец «сгорел» за считанные месяцы — Арсения Григорьевича не стало 17 мая 1962 года. Но совсем недавно фамилия командующего Северного флота вернулась на военные радары. В честь адмирала Головко был назван фрегат ВМФ России, который был спущен на воду весной 2020 года.
« Какие открытия сделали папанинцы на Северном...
Сколько платили эстрадным звёздам Советского Союза »
  • +136

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+7
Неординарная личность! Прекрасный человек — смелый и мужественный! Приближавший День Победы — давя фашистскую гадину на морских рубежах нашей Родины.
Очень и очень жаль, что так трагически и так рано умер.
Вечная память!
+2
  • avatar
  • Niaro
Как казак стал советским адмиралом, а что появилась новая нация казак? Наука не располагает доказательствами того, что прежде на свете был особый казачий «народ», а вот как человек командующий Северным флотом в годы войны очень заслуженный командир, заслуживающий уважение и гордость служить под его началом.
+1
"… Контр-адмирал приказал освободить заключенных из близлежащих лагерей и отправить их на помощь фронту..."

Командующий Северным флотом — и такие полномочия! Прям-таки «наместник» какой-то…

Не хочу даже вникать в эту историю, так как она явно «высосана из пальца и отправлена на потолок». Откуда у А.Г.Головко такие полномочия? При всём уважении к нему — его бы даже «на порог» ближайшего лагеря не пустили. Не его это «бизнес», как сейчас говорят…

Не так?
0
С дивана встань, аналитик маменькин. Всё зависит от обстановки войны, тем более на крайнем севере. Или очередной либер, выискивающий: где можно «доказательно» какнуть.
0
Мальчишка…
0
  • avatar
  • Niaro
нет не так, не пытайся судить современными мерками, он командующий флотом и обороной Мурманска — на оборону у него очень серьезные полномочия и какие то лагеря на его территории ему на раз подчинятся — военное время, если не понял.
+3
Ты никогда не работал в системе жёсткого линейного и функционального подчинения — тем более в «военное время», когда любая ошибка может привести к катастрофе. «Современные мерки» здесь ни при чём. Инициатива с его стороны могла и должна была быть проявлена — но строго в рамках его компетенции. Нарком НКВД должен был первым узнать о его подобной инициативе — причём от него же, а не «доносить об этом Сталину», как о свершившимся факте.
+5
г. Прохладный находится в 50 км от моего города где я живу, и я горжусь своим земляком
+13
  • avatar
  • Ёж
Статья толковая, но не написали, что командующим Северным флотом Головко стал успешно окончив Военно-Морскую Академию, причем сначала командовал Каспийской флотилией, а потом Амурской флотилией.
Второй момент это лучевая болезнь на тот момент уже первого заместителя Главнокомандующего ВМФ. Дело в том, что при взрыве термоядерной (водородной) бомбы не выделяется такой радиации, как при взрыве атомной бомбы. Считается даже, что водородная бомба не загрязняет окружающую среду радиоактивными продуктами.
При испытании бомбы всё члены комиссии следили за ядерным взрывом, находясь в безвредном 50–километровом отдалении от эпицентра.
Физик теоретик Александр Чернышёв в работе «Рекордный советский взрыв» писал, что спустя всего 2 часа после детонации бомбы исследователи прибыли на место испытания, поскольку радиоактивное загрязнение около 1 миллирентген/час практически не представляло для организма человека никакой опасности. В дальнейшем пребывание в эпицентре взрыва не повлияло на их здоровье.
Поэтому, с причиной лучевой болезни Арсения Григорьевича не все ясно.