Дневники блокадников

Bот это да. Историк Владимир Пянкевич прочитал большое число дневников ленинградцев, написанных ими во время блокады 1941-44 годов. Город внезапно лишился государственной власти над бытовой жизнью, она перешла к тем, кто «потерял человеческий облик».

Ленинградцы описывают спекулянтов, воров из торговли, жирующее начальство. Утяжеляло трагедию блокадников ещё и то, что они были вынуждены мириться с этими людьми…
Пянкевич опубликовал выдержки из этих дневников в статье «Одни умирают с голоду, другие наживаются, отнимая у первых последние крохи: участники рыночной торговли в блокадном Ленинграде» (журнал «Труды исторического факультета Санкт-Петербургского университета», №9, 2012).
«Желавших купить или обменять свои вещи на еду на рынке было значительно больше обладателей вожделенных продуктов. Поэтому важными персонажами рыночной торговли были спекулянты. Они ощущали себя хозяевами положения на рынке и не только. Ленинградцы были потрясены. «Обыкновенные люди вдруг обнаружили, что у них мало общего с торговцами, возникшими вдруг на Сенном рынке.
Какие-то персонажи прямо со страниц произведений Достоевского или Куприна. Грабители, воры, убийцы, члены бандитских шаек бродили по ленинградским улицам и, казалось, приобретали большую власть, когда наступала ночь. Людоеды и их пособники. Толстые, скользкие, с неумолимо стальным взглядом, расчетливые. Самые жуткие личности этих дней, мужчины и женщины».
«На рынке обычно продавался хлеб, иногда целыми буханками. Но продавцы вынимали его с оглядкой, буханку держали крепко и прятали под пальто. Они боялись не милиции, они отчаянно боялись воров и голодных бандитов, способных в любой момент вынуть финский нож или просто ударить по голове, отобрать хлеб и убежать».
***
Людей, участвовавших в рыночной торговле и обмене осажденного города, связывали особые отношения. Приходя на рынок и вынужденно пользуясь услугами спекулянтов, ленинградцы относились к этим «бизнесменам» неоднозначно. Доминировала неприязнь и даже ненависть, такая же, какую большинство блокадников испытывало к врагу, осаждавшему Ленинград.
В блокадном городе «можно быстро разбогатеть, будучи шкуродёром, — свидетельствует рабочий А.Ф.Евдокимов. — А шкуродёров развелось последнее время очень много, и торговля с рук процветает не только на рынках, но у каждого магазина». «Имея мешок крупы или муки, можно стать обеспеченным человеком. И подобная сволочь в изобилии расплодилась в вымирающем городе».

«Уезжают многие, — записывает 20 февраля 1942 года в дневнике С.К.Островская. — Эвакуация — тоже прибежище спекулянтов: за вывоз на машине — 3000 р. с головы, на самолете — 6000 р. Зарабатывают гробовщики, зарабатывают шакалы. Спекулянты и блатмейстеры представляются мне не иначе, как трупными мухами. Какая мерзость!»
В дневниках и мемуарах блокадники нередко пишут о шокировавших их социальных контрастах на улицах блокадного Ленинграда. «Вчера Татьяне принесли полкило пшена за 250 р. Даже я поразилась наглости спекулянтов, но все же взяла, т.к. положение остается критическим, — свидетельствует 20 марта 1942 года сотрудница Публичной библиотеки М.В.Машкова. -Жизнь удивительная, можно подумать, что всё это дурной сон».
***
«И вдруг навстречу, после сотен людей, измождённых до предела, молчаливых, идущих походкой столетних старцев, — замечает в дневнике 18 января 1942 года военный корреспондент П.Н.Лукницкий, — появляется толсторылый с лоснящимся от самодовольства и упитанности лицом, с плутоватыми наглыми глазами гражданин.
Это какой-либо вор — завмаг, спекулянт-управхоз, накравший у покойников вверенного ему дома хлебные карточки, получающий по ним килограммы хлеба, обменивающий этот хлеб с помощью своей жирной, накрашенной крали на толкучке, — на золотые часы, на шелка, на любые ценности. Надо б таких расстреливать!».
«Люди ходят как тени, одни опухшие от голода, другие — ожиревшие от воровства из чужих желудков, — записывает 20 июня 1942 года в дневнике секретарь комитета ВЛКСМ завода им. Сталина Б.А.Белов. -У одних остались глаза, кожа да кости и несколько дней жизни, у других появились целые меблированные квартиры, и платяные шкафы полны одеждой.
Кому война — кому нажива. Эта поговорка в моде нынче. Одни ходят на рынок купить двести грамм хлеба или выменять еду на последнее трико, другие навещают комиссионные магазины, оттуда выходят с фарфоровыми вазами, сервизами, с мехами — думают долго прожить».
***
Об этом же говорят театральные впечатления многих блокадников. Посещение театра, концерта становились подчас не отдушиной среди неимоверных тягот, а поводом для негативных впечатлений и горестных раздумий.

«Сегодня шла «Марица». Театр был битком набит, — записывает в дневнике в марте 1942 года учитель А.И.Винокуров. — Среди посетителей преобладают военные, официантки из столовых, продавщицы продовольственных магазинов и т.п. — люд, обеспеченный в эти ужасные дни не только куском хлеба, а и весьма многим».
Такие же эмоции вызывает значительная часть театральной публики у М.В.Машковой: «Чтобы вырваться из плена голода и забыться от смрада смерти, поплелись сегодня с Верой Петровной в Александринку где ставит спектакли Музыкальная комедия. Народ, посещающий театр, какой-то неприятный, подозрительный.
Бойкие розовые девчонки, щелкоперы, выкормленные военные, чем то напоминает НЭП. На фоне землистых истощенных ленинградских лиц эта публика производит отталкивающее впечатление».
***
Резко негативное отношение вызывали у ленинградцев те, кто не просто не голодал, но наживался на этой трагической ситуации. Прежде всего, речь идёт о тех, кого блокадники видели чаще всего — о продавцах магазинов, работниках столовых.
«Как омерзительны эти сытые, пышно-белые «талонщицы», вырезающие в столовых и магазинах карточные талоны у голодающих людей и ворующие у них хлеб и продукты, — записывает 20 сентября 1942 года в дневнике блокадница А.Г.Берман. — Это делается просто: «по ошибке» вырезают больше положенного, а голодный человек обнаруживает это только дома, когда никому уже ничего доказать нельзя».
«С кем ни беседуешь, от всех слышишь, что последний кусок хлеба, и тот полностью не получить, — записывает 6 июня 1942 года в дневнике Б.А.Белов. — Воруют у детей, у калек, у больных, у рабочих, у жителей. Те, кто работает в столовой, в магазинах, или на хлебозаводе — сегодня являются своеобразным буржуа. Какая-нибудь судомойка живет лучше инженера. Мало того, что она сама сыта, она ещё скупает одежду и вещи. Сейчас поварской колпак имеет такое же магическое действие, как корона во время царизма».
«Вообще всех завмагов, продавцов, работников из столовых мы ненавидели, — записывает в дневнике директор школы Г.Н.Корнеева. — Я считаю, что надо их обыскивать, проверять их приобретения и раскулачивать и уничтожать. Большинство из них не только ели сами до отвала (это пусть бы уж), а кормили всю родню до 9-го колена, приобретали вещи, обстановку, квартиры. Ну разве это люди?
Одни умирают с голоду, другие наживаются, отнимая у первых последние крохи. Думаю, что соответствующие органы не отнеслись серьёзно к своим обязанностям. Это безнаказанное воровство процветает до сих пор. Обидно, что погибли хорошие талантливые люди, а жулики, пробравшись на тёплые местечки, благополучно существуют. Будь они прокляты все, пусть отольются им слезы несчастных, погибших из-за них» (29 сентября 1942 года).

Впечатления о работниках столовой усиленного питания сохранились в дневнике художника И.А.Владимирова:
«Опрятно и чисто одетые официантки расторопно разносят подносы с кушаньем и стаканы шоколада или чая. За порядком наблюдают распорядительницы. Все официантки и, конечно, больше всего начальство служат примерами счастливой, сытой жизни в наше голодное время. Лица румяные, щеки, губы налитые, а масляные глазки и полнота форм упитанных фигур очень убедительно свидетельствуют, что эти служащие не теряют своих килограммов веса тела, а значительно приобретают вес».
«Заходил к директору столовой. Постучал. Он вышел, запах вина. В зале пляшут девушки, а в кабинете, видно, выпивают. Там районное начальство столовых» (8 марта 1942 года).
***
Спекулянты, с которыми блокадники сталкивались на городских рынках и толкучках, бывали и в домах ленинградцев, вызывая ещё больше омерзения и ненависти. «Помню, как к нам пришли два спекулянта, — вспоминает Д.С.Лихачев. — Я лежал, дети тоже. В комнате было темно. Она освещалась электрическими батарейками с лампочками от карманного фонаря.
Два молодых человека вошли и быстрой скороговоркой стали спрашивать: «Баккара, готовальни, фотоаппараты есть?» Спрашивали и ещё что-то. В конце концов что-то у нас купили. Это было уже в феврале или марте. Они были страшны, как могильные черви. Мы ещё шевелились в нашем тёмном склепе, а они уже приготовились нас жрать».
Попытки пресечь воровство, как правило, не имели успеха, а правдолюбцы изгонялись из системы. Художник Н.В.Лазарева, работавшая в детской больнице, вспоминает: «В детской больнице появилось молоко — очень нужный продукт для малышей. В раздаточнике, по которому сестра получает пищу для больных, указывается вес всех блюд и продуктов.
Молока полагалось на порцию 75 граммов, но его каждый раз недоливали граммов на 30. Меня это возмущало, и я не раз заявляла об этом. Вскоре буфетчица мне сказала: «Поговори ещё и вылетишь!» И действительно, я вылетела в чернорабочие, по-тогдашнему — трудармейцы».

Сытые и голодные участники блокадного торга относились друг к другу со взаимной неприязнью. Если у голодных «жирные» сограждане вызывали антипатию и вражду, то сытые и успешные не хотели понимать безвыходность положения другого человека, были просто бесчувственны и также враждебны к «дистрофику паршивому»…
« Последняя любовь Леонида Брежнева
Лучшие советские фильмы 1958 года »
  • +69

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+2
Правды процентов на 5
+4
Картинки и фотографии к этой публикации взяты с сайта, расположенного на территории США, г. Вашингтон.
Перво-источник публикации, сайт, железо которого находится в Польше, а администрирование идёт с Украины.
Интересное сочетание )))
+3
ой, да ладно. У меня бабушка блокаду пережила. Рассказывала много чего. И про каннибалов в том числе, которые хотели украсть моего четырёхлетнего тогда отца. И как она его отбила.
+7
Никогда вы не найдёте на таких ресурсах как солдаты испанской «Голубой» дивизии расстреливали из пулемётов голодных русских женщин и детей, которые шли к ним за хлебом, как итальянцы на своих торпедных катерах пытались атаковать баржи с хлебом, которые шли в блокадный Ленинград, никогда не узнаете об операциях «Искра» и «Январский гром» как бежали фашисты, теряя гoвнo … Но всякой чернухи о русских на таких сайтах будет через край.
+4
Самое интересное, что вся сволочь якобы верит в «Бога». Они ходят в церковь, ставят свечки. А уж как их попы-то любят. Ведь, главное, покаяться, приносить ежедневно и и еженедельно прибыль попам. Ну, надо же обновить очередную машину, квартиру, дом, совратить новых девочек или мальчиков, тем более это так легко в наше время- были бы деньги. А деньги им принесут либо дураки, либо вот эта сволочь, которая почему-то думает, что им реально может кто-то списать их грехи. Единственное, что я могу вам подсказать: лечите больных детей. Если даже есть Бог, в которого вы, якобы, верите, он вам это зачтет.
0
Вот потом, после войны, сытые блокадники, которые без проблем пережили блокаду стали ходить по школам и рассказывать детям какой подвиг они, блокадники, совершили. Как тяжело им было, но они выстояли и победили.
+4
Была у меня знакомая бабушка… пережившая блокаду… рассказывала… как к ней прибежала соседка вся в крови просила укрыть её от брата… который хотел её скушать… такой ужас все там пережили… волосы дыбом…
+6
Милиция в Ленинграде реагировала на практически все сигналы, и контролировала рынки. Но полностью перекрыть незаконную спекуляцию не решались, чтобы не лишать источников доп питания горожан. Были и сволочи, которые сдавали всех своих подельников и сильно удивлялись факту конфискации у них вещей и продуктов.
+4
а я даже только читать начал и бросил-бред сивой кобылы(или коня)
пятая колонна б… ь
+11
Статья сильно напоминает заказной фейк. Уж больно сильно на эмоции давят. Обычно так делают, что бы у читателя мозги отключились. Кто уже пытался убедит народ, что Жданов ( если не ошибаюсь ) пироженные ел. Как потом оказалось, что у него вообще заболевание было и сладкого он не мог есть. Статейка провокационная, и похоже большей частью выдуманная…
-2
т.е. Жданов тоже отоваривал талоны на хлеб и стоял в очередях? А наличие дистрофии у него тоже установили?
+2
То есть, если он не «мерзавец», потому как вроде не «жрал пирожные», то он все равно «мерзавец» потому как не стоял в очереди?))))). Получается, что вам все равно за что ненавидеть человека, лишь бы его ненавидеть? Сударь, это уже «клиника»)))).
0
Может и не ел Жданов пирожные, но кондитерская фабрика работала всю блокаду и выпускала продукцию которая отоваривалась по литерным пайкам.
nasha-history.blogspot.ru/2014/04/blog-post_8613.html
+2
Ага))). Только вот что забавно: фотографии скопированы, а вот подписи аФтор к ним напечатал «в ручную». Что мешало скопировать их вместе с подписями? На основании чего вы считаете, что это фото именно из Ленинграда и именно времен Блокады? Только потому, что так написал этот блогер? Или потому, что он, как бы по-секрету, «ссылается» на «некие записи в неких дневниках»?!!! Неужели вы на столько наивны, что вас можно спокойно «развести» как в 80-ые или 90-ые?)))). Лучше хотя бы пролистайте сборник документов в виде книги «В тисках голода». Именно документов, а не «некие дневники».
-3
Посмотрите какая жирная харя у Жданова на фото из блокадного Ленинграда — типичный «голодающий».
+5
Если у человека ряд заболеваний — «харю» и не так разнесет. Помните выражение «пухнуть с голоду»? Лично у меня знакомый только салатики себе позволяет, а вес — 135 кг. Статейка заказная.
+9
А сколько вдруг появилось бандитов, воров, взяточников, проходимцев, спекулянтов в 90-х, вдруг ставших миллиардерами.А сейчас каждый год десятки становятся миллиардерами.Вы считаете, что они честно заработали? Через свои силы, как писала какая-то газета об одном «владельце промышленного гиганта, построенного советским народом и якобы честно приватизированного этим миллиардером.Не самим, на свои деньги построенном, а уворовавшим народное предприятие.Вы это считаете честным.Так что нечестные были всегда.И это суть человека, как представителя животного мира, где прав тот, кто сильный.А человек ещё и немного думающее существо, поэтому оно антиприродно, хуже, чем звери.И так будет всегда.Громадную ошибку сделал Бог, создав человека. Конечно, среди людей есть в высшей степени порядочные.Но насколько их много?
+10
Сытые и голодные участники блокадного торга относились друг к другу со взаимной неприязнью. творится тоже самое гляди на депутатов, нынешних руководителей они счас людей за людей не считают.Одна забота об… ать, хапнуть по больше.А правительство и надзорные органы этого не видят или не хотят видеть.Вообщем всё тоже только менее драматично. Не перекрыть эту кормушку потому как…
+9
Все мы это пережили, неимоверной ценой, но выдержали, но сейчас-«Денег нет, но вы держитесь»… Кузьме Пруткову ой как далеко до таких
афоризмов.