Удивительная история о мальчике Лёве

История, которую стоит знать всем нам…
В одной московской школе перестал ходить на занятия мальчик. Неделю не ходит, две… Телефона у Лёвы не было, и одноклассники, по совету учительницы, решили сходить к нему домой. Дверь открыла Лёвина мама. Лицо у нее было очень грустное. Ребята поздоровались и робко спросили: «Почему Лёва не ходит в школу?» Мама печально ответила: «Он больше не будет учиться с вами. Ему сделали операцию. Неудачно. Лёва ослеп и сам ходить не может…»
Ребята помолчали, переглянулись, и тут кто-то из них предложил:
— А мы его по очереди в школу водить будем.
— И домой провожать.
— И уроки поможем делать, — перебивая друг друга, защебетали одноклассники.
У мамы на глаза навернулись слезы. Она провела друзей в комнату. Немного погодя, ощупывая путь рукой, к ним вышел Лёва с повязкой на глазах. Ребята замерли. Только теперь они по-настоящему поняли, какое несчастье произошло с их другом.
Лёва с трудом сказал:
— Здравствуйте.
И тут со всех сторон посыпалось:
— Я завтра зайду за тобой и провожу в школу.
— А я расскажу, что мы проходили по алгебре.
— А я по истории.
Родители Льва Понтрягина — Семён Акимович и Татьяна Андреевна Понтрягины

Лёва не знал, кого слушать, и только растерянно кивал головой. По лицу мамы градом катились слезы. После ухода ребята составили план — кто когда заходит, кто какие предметы объясняет, кто будет гулять с Лёвой и водить его в школу. В школе мальчик, который сидел с Лёвой за одной партой, тихонько рассказывал ему во время урока то, что учитель пишет на доске. А как замирал класс, когда Лёва отвечал! Как все радовались его пятеркам, даже больше, чем своим! Учился Лёва прекрасно. Лучше учиться стал и весь класс.
Для того чтобы объяснить урок другу, попавшему в беду, нужно самому его знать. И ребята старались. Мало того, зимой они стали водить Лёву на каток. Мальчик очень любил классическую музыку, и одноклассники ходили с ним на симфонические концерты…
На математической олимпиаде школьников. Слева: С.В. Яблонский, Л.А. Люстерник, В.Г. Болтянский; справа Л.С. Понтрягин

Школу Лёва окончил с золотой медалью, затем поступил в институт. И там нашлись друзья, которые стали его глазами. После института Лёва продолжал учиться и, в конце концов, стал всемирно известным математиком, академиком Понтрягиным. Не счесть людей, прозревших для добра.
С.А. Лефшец и Л.С. Понтрягин на математическом конгрессе в Эдинбурге. 1958 г.

Лев Семёнович Понтрягин за работой. 1960-е годы.

Лев Семёнович Понтрягин (1908-1988) — советский математик, один из крупнейших математиков XX века, академик АН СССР, потерявший в 14 лет зрение. Он внес значительный вклад в алгебраическую и дифференциальную топологию, теорию колебаний, вариационное исчисление, теорию управления. В теории управления Понтрягин — создатель математической теории оптимальных процессов, в основе которой лежит т.н. принцип максимума Понтрягина; имеет фундаментальные результаты по дифференциальным играм. Работы школы Понтрягина оказали большое влияние на развитие теории управления и вариационного исчисления во всем мире.
Группа академиков в день вручения диплома и звезды Героя Социалистического Труда. В центре Л.С. Понтрягин и М.В. Келдыш. Москва, Кремль, 1969 г.

Во время вручения докторского диплома в Салфордском университете. Англия, 1977 г.

На даче с супругой Александрой. 1970-е годы.

В день 75-летия Льва Семеновича Понтрягина. Слева направо: С.М. Никольский, Ю.В. Прохоров, Л.С. Понтрягин, В.А. Мельников, А.Н. Тихонов, С.П. Новиков, Г.И. Марчук
« “Крокодилинки” под Новый год
Советский Союз в 1950 - 60-е годы »
  • +136

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
Ещё бы сохранились в истории имена ЭТИХ ДРУЗЕЙ!
+3
имя академика Понтрягина знал, но его историю жизни не читал, спасибо большое за просвещение.
+3
Очень интересная история ничего не знала и не читала об этом.
+11
  • avatar
  • alik
Пример молодёжи Советского воспитания нынешней молодёжи, а то всегда и везде обсир*ют Советский Союз.
+5
Такое воспитание получали в тех семьях. А потом пошел уклон с зековскими понятиями. Это бывшие седельцы, бывшие детдомовцы. Слово интеллигент стало ругательным, а вор в законе -авторитетом. И пошло и поехало. Теперь имеем то что заслужили.
+1
  • avatar
  • alik
Приветствую во всех случаях наведения порядка и положительного воспитания применять жёсткие меры, стадом баранов надо управлять.
+4
не то что нынешняя молодежь!!! затопчут если есть какой то изъян!!! реалии нынешнего образования!
+12
Всем надо спасибо сказать и одноклассникам и однокурсникам и, самое главное самому ученому. Пример нам всем здоровым. Вместо нытья и скуления организация жизни и получение результата.
+18
Потрясающая история. Особенно на фоне сегодняшних реалий, когда не то что помочь, шарахаются как от чумного. После войны мой дядя без ноги работал, поднял и выучил 4 детей, косил, рыбачил, а мы, полноценные вроде бы люди не хотим и не можем сделать элементарные вещи.
+2
Расчет в уме иногда лучше чем на бумаге.
+5
насколько я помню биографию академика Понтрягина, он ослеп не от неудачной операции, а потому, что нашел гранату и попытался разобрать. После войны часто происходили такие несчастные случаи с детьми на местах боев((((
0
Граната не меняет сути ситуации, в СССР жили ЛЮДИ, не чета нынешней «гопоте», недавно втроем избившие свою сокурсницу и вставившие «видео» в «инет».
+12
А так Лев Семёнович пишет об этом в своих мемуарах: «Осенью 20-го или 21-го года, теперь я этого установить не могу, в результате тяжёлого ожога я попал в больницу. На первых порах моя жизнь была настолько в серьёзной опасности, что на глаза не обратили внимание. И только по истечении некоторого времени, когда уже было совсем плохо, меня перевели в специальную глазную лечебницу. В целом я провёл в больнице около пяти месяцев. Известный окулист профессор Авербах сделал мне какую-то операцию, которая привела, в конце концов, к тяжёлому воспалению глаз. Так что моя жизнь снова была на волоске, и я полностью потерял зрение.

Вернувшись из больницы, я находился в полной растерянности: что делать? Сперва я поступил в специальную школу для слепых и пробыл там в интернате довольно короткое время. Обучение в этой школе совершенно не удовлетворяло ни меня, ни мать, так как учителя не обещали мне ничего большего, чем какое-нибудь ремесло. А у нас ещё сохранилась мечта о будущем, о моём высшем образовании. После этого я вернулся в свою прежнюю школу, в прежний класс, к прежним своим товарищам, которые встретили меня с большой чуткостью и теплотой! Особенно хорошо отнёсся ко мне мой ближайший друг и товарищ Коля Кириллов.

На первых порах обучение в школе после потери зрения не было для меня лёгким. Нелегко мне давалась и математика, поэтому ко мне пригласили репетитора, с которым я специально занимался. Помню, насколько трудно мне было разобраться, например, в такой простой вещи, как параллелограмм, дающий сумму двух векторов. Кажется, это относилось к физике сложения сил и скоростей. Мне было очень трудно представить себе чертёж. Но постепенно мои занятия с репетитором переросли из помощи школьному обучению в самостоятельную деятельность, опережающую школу. Я почувствовал большой вкус к математике».