Как жилось в советской Армении

В советской Армении развивалась промышленность, армянские спортсмены становились звездами мировой величины, бренды успешно конкурировали на мировом рынке, а «армянское радио» могло прояснить любой сложный вопрос…
«Арарат»
Самым известным брендом Армении и сегодня является прославленный армянский коньяк. Его история началась ещё в конце XIX века, в 1900 году коньяку «Фин-Шампань Отборный» производства Шустова был присужден Гран-при на Всемирной выставке в Париже.
Впервые в истории коньячного производства иностранец получил право при европейских поставках называть свою продукцию не «бренди», а «коньяком». Но это был ещё не «Арарат», «Арарат» как бренд появился уже при советской власти.

В 1920 году завод Шустова был национализирован и переименован в винно-коньячный завод «Арарат», в 1948 году трест был поделен на два предприятия: «Ереванский винный комбинат» и Ереванский коньячный завод. На последнем и производился розлив знаменитых на весь мир армянских коньяков: ординарных и марочных коньяков («Отборный», «Юбилейный», «Армения», «Двин», «Ереван», «Праздничный», «Наири» и «Ахтамар»).
Известно, что одним из самых преданных ценителей армянского коньяка был Уинстон Черчилль. Его секрет долголетия был таким: «Никогда не опаздывайте к обеду, курите гаванские сигары и пейте армянский коньяк».
Архитектура
Если посмотреть на архитектуру Еревана, то можно увидеть, что в советское время здесь было настоящее «поле экспериментов» для архитекторов.

Хотя Ереван старше Рима (2797 лет), его древняя архитектура сохранилась мало, при советской власти он был практически полностью перестроен по генеральному плану 1924 года (главный архитектор Александр Таманян), и в 1970 году.
Туристы и сегодня отмечают особую цветовую гамму города: большинство зданий Еревана построены с применением местного камня туфа, имеющего разные оттенки, от белого до розового.
«Архитектура Таманяна», выдержанная традициях неоклассицизма, соседствует в Ереване со смелыми модернистскими зданиями. Эта причудливая эклектика и сегодня является одной из «визитных карточек» армянской столицы.

В годы советской власти в Ереване были проложены новые улицы, устроена электрифицикация, проведены водопровод и канализация. Лесопосадки на окрестных холмах покончили с пыльными бурями, бывшими бичом города.
В гости к родным
Метро в Ереване появилось в 1981 году. История его открытия связана с интересной легендой. Руководство Армении было не недовольно тем, что в Баку (1967) и Тбилиси (1966) метрополитен уже был, а жителям армянской столицы приходилось обходиться наземным трамваем.

1981 год. Открытие метро. Шеварнадзе и Алиев в гостях у Демирчяна.
Однако метрополитен строили только в городах-миллионниках, а Ереван миллионником не был. Тогда Первый секретарь ЦК Армении на встрече с Леонидом Брежневым высказался в таком духе:
«Дело в том, что каждый армянин, если он живёт отдельно от родителей, должен ежедневно их навещать. Следовательно, расчётные пассажиропотоки в перспективе будут как минимум в 1,5 раза больше, чем определяемые по методикам. Кроме того, республика развивается ударными темпами, хорошеет, жить в ней становится лучше и заграничные армяне (которых в несколько раз больше, чем в самой Армении) хотят вернуться на историческую родину».
В итоге метро было построено, но до сих пор пассажиропоток его не так велик, в составы входят от двух до шести вагонов, а в вестибюлях арендуют площади торговцы.
Хотя, надо признать, красноязычный Первый секретарь не ошибся в том, что Ереван станет миллионником. Уже в 1986 году его население перевалило за 1,1 миллион.
Спорт
Армяне очень спортивная нация. В годы советской власти армянские спортсмены входили в сборные СССР по многим дисциплинам: тяжелой и легкой атлетике, самбо, боксу, стрельбе, фехтованию, настольному теннису, греко-римской и вольной борьбе, спортивной гимнастике…

Шаварш Карапетян
Шаварш Карапетян, 11‑кратный рекордсмен мира, 17‑кратный чемпион мира, 13‑кратный чемпион Европы, семикратный чемпион СССР по подводному плаванию прославился не только своими спортивными достижениями, но и тем, что неоднократно спасал людей после катастроф.
Так, после падения троллейбуса с 76-ю пассажирами в Ереванское озеро 16 сентября 1976 года, Шаваршу Карапетяну вместе с братом удалось вытащить из воды много людей, 20 из них остались живы. Сам спортсмен после этого тяжело болел и пролежал в больнице 45 дней. Это был не единственный случай, когда Шаварш, рискуя жизнью, спасал людей.
Гремела на весь Союз с 1971 по 1976 годы ереванская футбольная команда «Арарат». В 1973 году она взяла Кубок СССР, в 1975 году повторила это достижение, принимали участие армянские футболисты и в еврокубках.

Тигран Петросян
Настоящей звездой Армении в советский период был гроссмейстер Тигран Петросян. Многократный чемпион СССР, играя в составе сборной на десяти Всемирных шахматных Олимпиадах, проходивших с 1958 по 1978 годы, он показал просто поразительные результаты – 1 поражение, 50 ничьих и 79 побед.
В 1964 году Арпадом Эло был выпущен первый неофициальный международный рейтинг гроссмейстеров. Возглавили его Тигран Петросян и Роберт Фишер, имея каждый по 2690 очков рейтинга. После официального признания рейтинга Эло, Петросян входил в шестерку лучших шахматистов мира в 1970-1972, 1974-1977, а также 1980 годах.
Армянское радио
Каждый, кто хоть сколько-нибудь интересуется культурой, может сходу назвать представителей советской Армении в разных сферах искусства. Композиторы Арам Хачатурян, Александр Спендиаров, Арно Бабаджанян, Авет Тертенян, Михаил Таривердиев, актер Мгер (Фрунзик) Мкртчян, клоун Леонид Енгибаров (Енгибарян), балерина Агриппина Ваганова…

Напоследок хочется сказать о таком феномене советской армянской культуры как «Армянское радио». Доподлинно неизвестно его происхождение, но «Армянское радио» стало настоящим явлением в мировом юморе. Вот только несколько типичных анекдотов об армянском радио:
Армянское радио спрашивают…
— Правда ли, что шахматист Петросян выиграл в лотерею тысячу рублей?
— Правда, только не шахматист Петросян, а футболист «Арарата» Акопян, и не тысячу, а десять тысяч, и не рублей, а долларов, и не в лотерею, а в карты, и не выиграл, а проиграл.
— Что необходимо, чтобы «Арарат» выиграл чемпионат СССР?
— Мунтян, Поркуян и ещё девять киевлян.
— Какой город на земле самый красивый?
— Конечно, Ереван!
— А что будет, если на Ереван упадёт атомная бомба?
— Баку тоже красивый город.
Советская Армения в фотографиях

Армянские коньяки, удостоенные медалей

На приемочном пункте хлопка

Продукция Ереванского компрессорного завода готова к отправке

Ереванский завод железобетонной кровли


Ереванский винный комбинат «Арарат»


Цех электролиза Ереванского алюминиевого завода

Разливочный цех Арзинского завода минеральных вод


Борьба с вредителями хлопка



Член-корреспондент Академии наук СССР А.Алиханян


В Ереванской глазной клинике

Высоконапорный трубопровод ГюмушГЭСа
Советский Ереван
Ереван считается одним из древнейших городов мира. Годом его основания считают год основания урартского города Эребуни — 782 г до н. э., расположенного на южной окраине современного Еревана, хотя нет данных указывающих на существование значимого поселения на месте расположения города в период с IV века до н. э. по III век н. э.

Центральная площадь города, в то время называлась в честь Ленина, 1975 г.
Однако от этой древности осталось весьма немного следов. Несмотря на статус столицы губернии, дореволюционная Эривань сохраняла вид бедного провинциально-восточного города, с одно-двухэтажными глинобитными домами, узкими кривыми улочками.

Дворец сердаров и крепость лежали в развалинах. Поэтому столицу советской Армении пришлось строить как бы заново, “под ключ”. У советских градостроителей была возможность тщательно продумать планировку и образы архитектурных ансамблей, однако Ереван принадлежит к числу тех городов, где архитектура вторична, а первична география, природный ландшафт.

Главной достопримечательностью и символом Еревана является вздымающийся на горизонте величественный Арарат, для которого вся городская застройка является лишь фоном.

В центре Еревана, у пл. Ленина, 1975 г.
Сталинский стиль приобрёл в Ереване, как и во многих других советских республиках, неповторимый местный колорит. А ещё у города свой особенный цвет… По фотографиям мне всегда казалось, что почти все ереванские здания выдержаны в одной песочно-коричневатой палитре.

Центральная площадь в 1957 г.

Фонтаны на центральной площади, 1975 г.

Площадь Ленина в 1973 г.
После распада СССР площадь Ленина переименовали в площадь Республики. Как сообщает Википедия, “центром архитектурного ансамбля города является Площадь Республики (1924—1958 годы).
Форму площади образуют 5 зданий: здание Национального исторического музея Армении, здание Правительства Армении с главными часами страны на башне,
Центральное здание почты РА, гостиница «Marriott Armenia», здание Министерства иностранных дел и энергетики. Перед зданием Музея истории Армении стоят легендарные «поющие» фонтаны, одновременное меняющие свой цвет.” Но это уже в наши дни.

Театр оперы и балета им. А. А. Спендиарова (1926-39, арх. А. И. Таманян; завершен в 1953), 1951 г.

Площадь-Спандаряна, 1971

Кинотеатр «Москва», 1960-е или 1970-е

Монумент в честь Степана Шаумяна, 1971

Несмотря на сейсмоопасность, в советские времена в Ереване появились довольно высокие здания, например, почтамт.

Аэропорт, 1986

Спортивно-развлекательный комплекс, 1985

Памятник архитектору А… Таманяну
Таманян – отец современного Еревана. Как сообщает Википедия, при Советской власти начинается масштабная реконструкция Еревана, проводимая с 1924 г. по проекту А. О. Таманяна, разработавшего особый национальный стиль с использованием элементов традиционной церковной архитектуры и туфа как строительного материала.


В ходе этой реконструкции, город полностью изменил свой вид; почти все ранее построенные здания были уничтожены (в их числе — крепость, чей камень пошел на облицовку набережной, дворец сардара, почти все церкви и мечети).

Были проложены новые улицы, Ереван был электрифицирован, проведены водопровод и канализация. Лесопосадки на окрестных холмах покончили с пыльными бурями, бывшими бичом старой Эривани.

Памятник Гайку Нахапету (легендарный прародитель армян)… Скульптор К.Нуриджанян

Памятник «Мать-Армения». Скульптор А.Арутюнян











В завершение ещё одна цитата из Википедии:
“Сегодня Ереван значительно преображается с каждым днем и приобретает вид современной европейской столицы с национальными особенностями.
Строительство в городе приобретает глобальные масштабы, изменяя город до неузнаваемости. Построен новый Северный проспект, по всему городу ведется точечная и районная современная застройка, в городе создано много иностранных посольств и консульств, Ереван набирает политическую и экономическую мощь, распространяя своё культурное, политическое и экономическое влияние далеко за пределы Республики Армения”..
« Противоатомное Убежище КГБ
Как снимали «Пёс Барбос и необычный кросс»... »
  • +65

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+1
Еще не все прочитал, а по картинкам уже реакция. Лепота! Как все-таки хорошо все было. И народ везде работал. Любо-дорого посмотреть!
Добрые люди, хороший народ! Трудолюбивый!
+2
Ещё режиссер Карен Шахназарян- Шахназаров.
+6
армяне и русские братья по вере.-не забывайте!
+5
Был в Армении в 1968-м. Был на Севане, в скальном храме Гегарде (в переводе на русский — копьё), на развалинах античного храма в Гарни и, конечно — в Ереване. Впечатлило Разданское ущелье — и мост через него. Здания преимущественно из розового туфа, но легендарное «армянское радио» — целиком из снежно-белого. Был в Сардарабаде — на границе с Турцией, у подножия Арарата, где поставлен памятник жертвам геноцида 1915-го года. Армянская сторона — ярко-зелёная долина, дальше КСП и турецкая сторона, где подножие Арарата выглядит грязно-серым и только далеко на высоте ярко-белые шапки снего. На мемориале на высоких порталах висят колокола — при дуновении ветра они глухо звенят. Так задумано, чтобы туркам напомнить о геноциде.
Что касается армян — большей частью это трудолюбивый народ, относящийся к семитской языковой группе — их происхождение идёт от правнука Ноя Арма, внука Сима…
+3
да здравствуют АРМЯНЕ…
+4
У меня остались самые приятные воспоминания о Советской Армении, была там 1982 году по путёвке
-1
С армянами нас многое связывает.
И не потому, что у нас нос, крупные губы, уши и глаза-вылупосики.
А потому что все свои идеи мы сперва испытываем на них.
Вот, к примеру, возникает какая-нибудь очередная странная, но великолепная идея, и я сразу говорю Бегемоту волшебное слово: «Армяне!» — и он, выделив в непомерных количествах муцины — эти замечательные и вместе с тем очень слизистые вещества из группы гликопротеинов, образующие вязкость слюны, — звонит дяде Боре в Ереван (потому что для нас слово «армяне» рождает в душе нечто детское, мягкое, как уши гиппопотама, как будто кто-то крикнул: «Цирк!» или «Клоуны приехали!»).
А дядя Боря в Ереване до сих пор самый главный человек — он пошлет кого надо и проверит где следует: нужна ли армянам эта идея, и если нужна, то в нашу сторону немедленно выедет кто-нибудь, точно так, как это было в случае с «Нисанами», с которых, собственно, и начались наши отношения.
Как-то армянам потребовались машины «Нисан-Патруль», и они позвонили Бегемоту:
— Скажи, это не вы случайно продаете «Нисан-Патруль»?
Конечно же,
Бегемот сразу стал продавать «Нисан-Патруль».
В те минуты у него было такое выражение лица,
что неприлично было бы даже предположить,
что он не продает «Нисан-Патруль»,
потому что верхняя часть оного у него выражала скорбь,
а нижняя — удаль.
И головой он встряхивал так,
что кудри летели в разные стороны,
как будто он пианист на последнем издыхании и играет «Кипящее море» Грига.
И Бегемот, прихватив меня для четного количества, немедленно помчался в то место, где ему уже три недели подряд предлагали «Нисаны» с патрулями — надоедали, плакали, просили, чтоб он непременно звонил.
Это место называлось «Русский национальный центр», и там обитали русские националисты, то есть люди, которые далеко не чужды были идеи соборности и духовности.
Я давно пытаюсь выяснить у кого-нибудь, что же такое «соборность» и «духовность».
И чем, например, «соборность» отличается от «шалашовности», а «духовность» от «духовитости».
Но у меня ни черта не выходит.
Все говорят: «Соборность — это...» — и глаза закатывают, точно в тот самый момент получили шпиль в задницу.
И теперь, когда я слышу о «соборности», мне сейчас же хочется выкрикнуть петушиное слово «рококо» и объявить во всеуслышанье, что мне известны пути повышения «фалловитости».
Но ближе к русскому национализму как к явлению.
Беглого взгляда на этих людей было достаточно, чтоб понять, что в прошлой жизни все они были аскаридами, а их предводитель в бесконечной цепи превращений только что миновал стадию — свиной цепень.
Было в них что-то сосущее, какой-то сердечный трепет, колотье и пот в перстах, словом, присутствовало некоторое «весеннее возмездие» (эротический термин), когда речь заходила о способах расчетов с посредниками.
А посредниками в этом деле были все, кроме армян, и русские националисты, и мы с Бегемотом, и все хотели ухватить кусок, по возможности более могучий, раз уж возникла тема: «Нисан-Патруль».
Как раз тогда-то и появилось это мерзкое слово — «тема». Например, «тема: „Нисан-Патруль“ или „тема: березовые обрубки“.
«Мы финнам — березовые обрубки, а они нам…» — и так до бесконечности. И теперь, когда я слышу слово «тема», я начинаю давиться, хохотать, вскрикиваю только: «Березовые обрубки! Березовые обрубки!…»
— и опять не могу остановиться, всхлипываю и плачу, к примеру животом. Потом тщательно вытираю нос, лоб и красные щеки и жду, когда внутри улягутся все, знаете ли, звуки, после чего тщательно высмаркиваюсь.
Да-а! Россия…
Но вернемся к армянам, которые все еще ждут свои «Нисан-Патрули»!
— Ар-мя-не! — хочется сказать им.
— Ар-мя-не! — хочется им заметить. — Ар…мя…не…
— Be… да… че… эээ…
Последние несколько слов,
а вернее букв,
символизируют армянское недоумение,
проще говоря, оторопь,
которая приключилась с ними после общения с русскими националистами,
позорными червями в печальном далеко.
Те говорили:
— Покажите деньги.
А эти им:
— Покажите «Нисан».
Оказалось, ни у кого ничего нет: предусмотрительный дядя Боря прислал армян на разведку, чтоб их сразу не обобрали.
Армян звали: Кимо, Самвел и Араик.
Араик был самый молодой, Кимо в первый раз в жизни надел пальто, а Самвел всеми своими повадками напоминал животное.
И смотрел он на место, откуда, по его разумению, должен был появится «Нисан-Патруль», так, как только китаец смотрит на яшмовые врата прежде чем сунуть туда свой нефритовый стебель.
А вокруг он — китаец, разумеется — уже разложил следующие обязательные предметы большой любви:
свисток неистребимого желания
крючок страсти
колпачок возбуждения
зажим нежности
бородавку утомления
серное кольцо Вечной Похоти
татарский любовный колокольчик и фамильный мастурбатор.
И уже изготовился.
Сейчас приступит.
С трудом войдет в «беседку удовольствий».
А пока только предварительно разглядывает.
И от напряжения при разглядывании даже слезы на глаза выступили.
Все последующее (методологически) напоминает мне некоторые садомазохистические картинки. И будто в них участвую я: голышом надеваю роликовые коньки, и стройная женщина в черных крагах возит меня кругами по концертному залу, крепко держась за мой тоненький пенис.
Во всяком случае только я начинаю вспоминать, чем же там у нас закончилось дело с этими «Нисан-Патрулями», как тут же эти видения вытесняют из моего сознания все остальные воспоминания.
Помню только, что потом мы дружно встали на защиту армян, за что и заслужили их любовь и получили возможность немного погодя впихивать им остальные идеи.
На прощанье они пожимали нам руки, обнимали и говорили:
— Приезжайте к нам в Ереван.
А моя жена, воспользовавшись случаем, бросилась в комнату, нашла, прибежала назад и вручила им мои новые туфли, которые она в свое время приобрела по случаю в Ереване на улице Комитаса в маленьком магазинчике, и которые нужно было там же срочно обменять, потому что один туфель оказался на полтора размера короче другого.
И эти армяне уехали от нас навсегда, сжимая от счастья в руках вместо «Нисана» мои дефективные башмаки.
Правда, мы потом много раз перезванивались, поскольку Араику нужны были игровые автоматы — «однорукие бандиты», и он звонил нам, а мы ему, с трудом добираясь до этого непрерывно отползающего в те времена от России Еревана, с которым то нет связи, то на том конце никто по-русски не понимает («Подождите, я Гамлета позову, он по-русски понимает, а я говорю, но не понимаю»). Наконец нашли мы ему эти автоматы, но нужно было в последний раз уточнить: такие-то они или сякие-то, и я еще раз дозвонился:
— Але, але, это Ереван? Позовите Араика. Араик? Это Араик?
— Нет, нет, это не Араик, это его жена. Араик в лифте застрял.
И тут я сошел с ума, потому что долго дозванивался, потому что когда еще до них доберешься.
— Побегите к нему, — говорю я ей, — уточните, такие-то ему нужны автоматы «однорукие бандиты» или сякие-то?
И она побежала — слышно, что по дороге что-то упало, — и долго там выясняла у Араика, сидящего в лифте, какие ему нужны автоматы, а потом прибежала и переврала все до неузнаваемости, потому что очень волновалась и все по дороге забыла.
Мама моя!
Как меня успокаивает, если я, после всяких таких вот событий, открываю автора, настоящего певца печали, на любой странице и читаю:
«…Чувство! Лежит в основе. Это точка опоры. Она не сводится к понятию, исключая то краткое (можно сказать) мгновение, когда чувство выносит приговор Вселенной. Затем чувство либо умирает, либо сохраняется…»
— и все, захлопываю.
Настоящих авторов, лохань их побери, никогда не следует читать вдоволь (чуть не сказал — вдоль), тогда это успокаивает и помогает сохранять равновесие.
+4
любой кавказец да армяне и евреи не любят грязную и тяжелую работу…
+2
Ага, а вот, например, татары или русские всегда между работой в офисе и работой сантехником всегда выберут работу сантехником.
+4
Золотое советское время для Армении. Будучи в Ереване мне первым делом сообщили, что вытрезвителей в городе нет.Пить армяне умеют, и не только пить.
-1
Не уметь пить или быть пяницей — это равносильно позору.