Как экипаж отважных советских лётчиц удивил Сталина

24–25 сентября 1938 года женский экипаж Валентины Гризодубовой провёл один из самых драматичных полётов в истории нашей авиации. Самолёт АНТ-37 в тяжелейших условиях, без посадок добрался от Москвы до Дальнего Востока.
Одна из его участниц впоследствии станет основательницей легендарного в годы войны 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка, прозванного «ночными ведьмами».
В 30-е годы советская авиация переживала бурный рост. Рекорды высоты, дальности и скорости были побиты один за другим. Дальние беспосадочные перелёты позволяли установить, насколько самолёты и люди в состоянии их выдерживать, какие задачи может выполнять гражданская и военная авиация, какие маршруты возможно проложить. Валентина Гризодубова пробилась на приём к Сталину и доложила ему план перелёта. Вождю идея нового женского рекорда дальности понравилась, и он лично внёс ряд корректив в первоначальный план.
Заинтересовавшись, кого Гризодубова берёт себе в «попутчицы», и узнав, что командир хотела бы включить в экипаж Полину Осипенко и Марину Раскову, Сталин завершил встречу.

Женщины-пилоты

Возвращение экипажа самолёта «Родина». На снимке (слева направо): штурман Марина Раскова, командир экипажа Валентина Гризодубова и второй пилот Полина Осипенко у вагона поезда на Белорусском вокзале
Лидером команды Валентина Гризодубова пошла по стопам отца-лётчика. Её отец, Степан Гризодубов, был одним из первых в России авиаторов и авиаконструкторов. Первый полёт на планере она совершила в 14 лет и к 1938 году уже имела за плечами около десятилетия самостоятельных полётов.
Второй пилот, Полина Осипенко, также была молодой женщиной, но старой лётчицей — она успела освоить несколько типов самолётов, включая гидропланы, имела на счету несколько рекордов. При этом Осипенко буквально сделала себя сама: изначально она была простой колхозницей, имела только начальное образование, но смогла поступить в лётную школу благодаря безумному упорству и личной просьбе к Ворошилову.
Штурман Марина Раскова была самой молодой из всего экипажа, ей на момент вылета было 27 лет. Она родилась в интеллигентной семье и готовилась к карьере певицы, но после того, как в автокатастрофе погиб отец, ей пришлось начать работать. В авиацию она пришла позже всех в команде, и Гризодубова полагала, что ей недостаёт опыта, однако та проявила немалое упорство, особенно акцентируя внимание на дополнительной подготовке в качестве радиста. Что немаловажно для слаженной совместной работы, Раскова раньше летала с Осипенко.

Самолёт «Родина»


Для подготовки полёта сформировали отдельный штаб, включавший инструкторов и технических специалистов. Интересно, что штабисты регулярно оказывались недовольны и жаловались, что программа тренировок срывается. Отчасти это было связано с самоуверенностью лётчиц, которые считали себя опытными пилотами, а также с банальной усталостью. Ещё до подготовки к полёту на Дальний Восток все «авиатриссы» работали на износ, а Осипенко и Раскова летом того же 1938 года совершили очень длинный сложный перелёт на гидроплане из акватории Чёрного моря в Белое.
Для перелёта решили использовать самолёт, который в наше время довольно прочно забыт и известен разве что фанатам авиации. АНТ-37 проектировали в качестве дальнего бомбардировщика, но в серию после неудачных испытаний он не пошёл.
Самолёт перестроили, но все технические проблемы устранить не удалось, а пока шла отладка, был разработан более технически совершенный ДБ-3. Однако оставшиеся экспериментальные экземпляры не стали утилизировать. В 1938 году АНТ-37 решили использовать для перелёта на Дальний Восток и провели очередную модернизацию. Оборудование, нужное для сугубо военных функций, демонтировали и установили более мощные двигатели. Самолёт получил имя «Родина». На нём и предстояло лететь экипажу Гризодубовой.

Сложности перелёта


В конце августа и люди, и техника были уже готовы, но как раз в это время Советский Союз был вовлечён в локальный конфликт на озере Хасан, так что отмашку дали только на 24 сентября. Стояла глубокая осень, погода не радовала. В штабе ВВС предлагали вообще отменить полёт. Однако на это в Москве не пошли. Вместо этого лётчицам назначили запасные маршруты на случай совсем уж невыносимых метеоусловий. 24 сентября «Родина» вылетела с щёлковского аэродрома.
Пройдя примерно 50 километров, самолёт влетел в зону облаков. Более того, над Сибирью пришлось входить в тучи — верхняя граница облачности уходила куда-то за семь километров от уровня земли. Ориентировались по радиомаякам и приборам. В какой-то момент машина начала покрываться коркой льда.
Решение требовалось принять быстро, и Гризодубова набирает высоту. Самолёт выныривает из облаков, обледенение останавливается, но теперь резко растёт расход топлива. Вдобавок из строя выходит радиоаппаратура. Раскова пытается починить её прямо в воздухе, но эти манипуляции мало что дают. На высоте лететь приходится в кислородных масках. Нормальной системы обогрева в самолётах того времени не было, так что в кабине царил адский холод. К полуночи Раскова определяет примерное местонахождение — по звёздам.
Самолёты того времени ещё не имели нормальной внутренней связи, поэтому лётчицы обменивались репликами при помощи пневмопочты. Пилоты обсуждали топливо и ориентировку, поскольку боялись, что могут попасть в контролируемую японцами часть Китая.
На рассвете 25-го улучшилась видимость, но помогло это мало: внизу обнаружилась горная цепь, где конкретно находится самолёт, яснее не стало. Однако около семи утра внизу показалась большая вода — Охотское море.
Здесь лётчицы сориентировались уже довольно быстро и точно — черты побережья они знали хорошо. Но топлива оставалось уже совсем мало. Женский рекорд дальности был побит, заявленная цель достигнута, но добраться до намеченного маршрутом Хабаровска не хватало топлива. Гризодубова решает лететь к Комсомольску-на-Амуре. По дороге становится ясно, что топливо закончилось.
И тут возникает новая проблема: Раскова сидит в стеклянной кабине на носу. При жёсткой посадке опасности подвергаются все, но для штурмана это настоящая русская рулетка. И Гризодубова приказывает Марине Расковой прыгать с парашютом.
Лётчица глушит моторы, Раскова прыгает на высоте 2300 метров. Пока в небе висит купол парашюта, Гризодубова и Осипенко сажают «Родину». Им удалось найти почти идеальный вариант — АНТ-37 планирует сесть на неглубокое болотце. Удаётся совершить мягкую посадку, за спиной остаётся 26 с половиной часов и 6450 километров. Теперь пилотам предстоит сущая мелочь — выжить.

На земле

Фото © Б. Фишман / Фотохроника ТАСС
Поиски лётчиц начались сразу. Для Гризодубовой и Осипенко ближайшие дни прошли не в экстремальной обстановке. Женщины ели аварийные запасы и дожидались помощи. Поиски шли на огромной площади, но в них участвовало до полусотни самолётов.
К сожалению, настоящая трагедия этого перелёта произошла именно на этапе, когда все опасности, казалось бы, позади. Среди участвовавших в спасательной операции были командующий ВВС 2-й армии Яков Сорокин и лётчик-испытатель Александр Бряндинский. Из-за плохой организации полёта и общих ошибок их самолёты столкнулись в воздухе. Спаслась лишь часть экипажей, ни Сорокина, ни Бряндинского среди выживших не было. По злой иронии судьбы это случилось буквально в двух шагах от «Родины». Следующим самолётам пришлось вывозить ещё и спасшихся людей со столкнувшихся самолётов. Вскоре обнаружили и двух лётчиц.
Оставалась Марина Раскова. Она блуждала по тайге десять дней. Пищей были две шоколадки из НЗ и ягоды, которые она собирала по дороге. В конце концов она встретила в лесу местного охотника.
Дальше была торжественная встреча: в ноябре 1938 года в честь лётчиц был дан большой приём в Кремле. Они были одними из первых советских женщин, получивших звание Героя Советского Союза.
Гризодубова стала известной и влиятельной персоной в СССР. Ей писали письма наравне со Сталиным, просили о помощи и участии. Известно, что благодаря вмешательству Гризодубовой удалось спасти от репрессий отца российской космонавтики Сергея Королёва.
Может показаться, что перелёт из Москвы был сплошной трагикомедией поломок и ошибок. Однако в эту странную эпоху между мировыми войнами развитие шло именно так. В 20-е и 30-е годы, без преувеличения, тысячи авиаторов по всему миру заплатили за прогресс собственными жизнями, а потрясающие перелёты сплошь и рядом проходили на молитвах и одном крыле.
Полина Осипенко погибла через семь месяцев. Во время тренировочного полёта вместе с комбригом Анатолием Серовым самолёт сорвался в штопор и врезался в землю. По итогам расследования вину возложили на экипаж, но назывались и другие причины, в частности недостатки конструкции их самолёта.
Штурман Марина Раскова стала одной из самых известных военных лётчиц в СССР. Она пробила формирование женских авиационных частей. Именно она стояла у истоков полка «ночных ведьм» и менее известного, но не менее заслуженного женского 125-го гвардейского полка пикирующих бомбардировщиков. В январе 1943 года Раскова погибла, сажая Пе-2 во время вьюги.
Легче сложилась судьба Валентины Гризодубовой. Во время войны она также служила офицером и командовала транспортным авиаполком (обычным, не специфически женским), отвечавшим за связь с партизанскими отрядами и их снабжение. Вскоре после войны ушла из армии в гражданскую авиацию. Там она занималась и административной работой, и испытанием новой аппаратуры. Прожила долгую жизнь и умерла в 1993 году. Однако самым известным её достижением всё-таки остался тот самый перелёт, когда три женщины бросили вызов природе и собственной технике.
« Первая версия фильма «31 июня» с Боярским
Сапёры особого назначения или инженерная... »
  • +107

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
Гвозди бы делать из этих людей, НЕТ И НЕ БУДЕТ КРЕПЧЕ ГВОЗДЕЙ!
  • Поделиться комментарием
0
Не очень понятно насчёт Сергея Королёва — а челюсть ему следователь сломал когда? И да и в «шарашке» он работал. Это разве не репрессии?
  • Поделиться комментарием
+1
Сегодня уже и аисты никого по воздуху не приносят. Зато летают пальцы по кнопкам и экранам. А за всех летает Кремль и деньги. И зрение у них не орлиное — не видят они печаль-страну.
  • Поделиться комментарием
+6
Не только девочек, но и мальчиков не учат летать. Все сократили. Осталось только в Краснодаре, второй истребительный факультет в Армавире, вертолетчики в Сызрани. Больше ничего.
Хотя в СССР была система аэроклубов. И летать разрешили с 16 лет. Проверяли на летность перед поступлении в ВВАУЛ. Уменьшили курсантов, отчисленных за нелетность.
  • Поделиться комментарием
+9
В школах о подвигах тех времен не рассказывают, а публикации такого рода молодежь, к сожалению, не интересуют. Другое время — другие героини. Типа К.Собчак, Бузовой, Шурыгиной.
  • Поделиться комментарием
+3
Женский организм лучше переносит перегрузки. Довелось убедится на матчасти ЯК-52. Где от +7 до -5.
  • Поделиться комментарием
+7
Героическое время! Героические и самоотверженные люди! Снимаю шляпу. Сейчас только критикуют и чернят те годы. а дела и поступки мельче, расчетливее
  • Поделиться комментарием
+18
  • avatar
  • iish
Наши лётчицы всегда были впереди планеты всей.
  • Поделиться комментарием
+16
Позже и первая женщина-космонавт, первый выход женщины в открытый космос, первая женщина- космонавт выполняющая в открытом космосе сварочные работы.