Три с половиной покушения на жизнь Брежнева

22 января 1969 года Советский Союз чествовал космонавтов, осуществивших сложнейшую стыковку двух кораблей в открытом космосе. Когда кортеж с покорителями космоса и первыми лицами государства, влючая самого Брежнева въезжал в Кремль, прогремели выстрелы.

Выстрелы у Боровицких ворот

Наиболее известное в истории покушение на Леонида Ильича произошло 22 января 1969 года, когда ради триумфально возвратившихся с орбиты экипажей «Союз-4» и «Союз-5» глава ЦК КПСС прибыл в аэропорт Внуково.
Кинохроника того дня фиксирует необычайное оживление на московских улицах, несмотря на тридцатиградусный мороз встречать героев-космонавтов вышли тысячи горожан. В отличие от других случаев, когда трудящихся заставляли встречать улыбками иностранных гостей, в тот день радость людей была искренней.
Проезд кортежа с космонавтами и руководством страны телевидение транслировало в прямом эфире. Когда автомобили въезжали в Боровицкие ворота Кремля, трансляция прервалась. В этот момент собравшиеся на главной площади страны услышали выстрелы: молодой человек в форме милиционера открыл огонь по второму автомобилю кортежа, в котором, предположительно, находился Брежнев.
Через день «Известия» и «Правда» опубликовали лаконичное сообщение ТАСС: «Во время торжественной встречи летчиков-космонавтов совершен провокационный акт — было произведено несколько выстрелов по автомашине, в которой следователи космонавты Береговой, Николаева-Терешкова, Николаев, Леонов. В результате получили ранения водитель автомашины и мотоциклист, сопровождавший кортеж. Никто из космонавтов не пострадал. Стрелявший задержан на месте совершения преступления. Проводится расследование».
Западные газеты вышли с более броскими заголовками: «Совершено покушение на советского лидера!».
Как оказалось, в тот день силовики получили ориентировку на беглого 21-летнего офицера Виктора Ильина, «вооруженного и непредсказуемого». Он бежал из воинской части в Ломоносове 21 января, прихватив два пистолета Макарова. На его ленинградской квартире оперативники обнаружили дневник, в котором прочли: «Узнать, когда рейс на Москву. Если летят — брать».
Позже выяснилось, что уже в Москве Ильин узнал, что встречу космонавтов перенесли с 21 на 22 января (в последний момент решили, что день смерти Ленина — не лучший момент для народного ликования). Оказавшись в столице, дезертир был вынужден искать ночлег. Его приютил родственник, милиционер по профессии. Утром Ильин оделся в его форму и отправился в Кремль, где беспрепятственно слился с бойцами оцепления.
Покорители космоса ехали в первой машине с открытым верхом и приветствовали собравшихся вдоль дороги людей. Они не интересовали стрелка: ему нужна была вторая машина, в которой, как он был уверен, ехал генсек.
В поравнявшуюся с ним машину террорист за несколько секунд выпустил 16 пуль: стрелял с двух рук. Водитель был смертельно ранен, космонавту Береговому осколками стекла ранило лицо, одна из пуль попала в плечо следовавшего в кортеже мотоциклиста. Раненый, он все же смог сбил Ильина, и террориста скрутили силовики.
По разным данным, машина генсека шла в тот день в кортеже пятой по счету либо вообще покинула строй автомобилей на подъезде к Кремлю и въехала на его территорию не через Боровицкие ворота, а через Спасские.
По одной из версий, Ильин только думал, что действует в одиночку: за ним пристально наблюдали и направляли его, устраняя препятствия. Таким образом, он лишь стал марионеткой в руках тех, кому выгодна была попытка покушения. Так, Алексей Леонов считал, что спецслужбы знали о готовящемся покушении, поэтому машина с Брежневым пропустила вперед «чайку» с космонавтами: «Чекисты были в курсе, что сбежал человек с двумя пистолетами. Его искали, не нашли. Вот и поменяли машины. Вместо того чтобы „сочинить“ машину со специалистами в бронежилетах, просто взяли и подставили нас…». В защиту этой версии говорит и то, что террориста-одиночку не расстреляли, а признали невменяемым и сослали на 20 лет в психбольницу.

Происшествие в Париже

Есть данные о том, что в июне 1977 года планировалось покушение на Брежнева во время его визита в Париж на переговоры с Валери Жискар д’Эстеном, президентом Французской Республики.
По сценарию, во время посещения Вечного огня у Триумфальной арки Брежнева должен был убить снайпер, засевший на одной из двенадцати улиц, ведуших к арке.
Однако, несмотря на то, что террористы во Франции настойчивы (на президента де Голля было совершено к тому моменту несколько покушений), о подготовке преступления стало известно вездесущим сотрудникам «девятки» (бывшее девятое главное управление КГБ СССР, ныне — Федеральная служба охраны — ред.).
По мнению экспертов, в то время силовики тщательно проверяли места предстоящих визитов первого лица государства еще и потому, что в 1974 году в Алма-Ате вышел в свет роман английского писателя Фредерика Форсайта «День шакала». Книга повествовала о попытке вождей подпольной организации убить президента Франции Шарля де Голля руками наемника и о противодействии этой попытке со стороны французских силовых структур.
Кстати, редактор журнала, где публиковали главы романа, был уволен.
Так или иначе, но благодаря совместным усилиям советских и французских правоохранительных структур покушение удалось предотвратить.
На улицах, которые вели к Триумфальной арке, были сосредоточены 12 тысяч полицейских, 6 тысяч пожарных. Брежнев благополучно возложив 21 июня 1977 года цветы к Вечному огню и, подписав с главой Франции ряд двусторонних документов, вернулся в СССР.

Запасной выход

Надо признать, биографы генсека уделяли крайне мало внимания несостоявшимся покушениям на его жизнь.
Так, согласно информации РИА Новости, об инциденте в Аугустбурге известно лишь, что в мае 1978 года, когда Брежнев находился с визитом в ФРГ, КГБ получило данные о готовящемся покушении. Предполагалось, что оно должно было произойти после обеда с федеральным канцлером Гельмутом Шмидтом. Силовики приняли решение вывести Брежнева через запасной выход, чем и спасли генсеку жизнь.
То, что историки не заостряют внимание на этом случае, объяснимо: 1978 год более запомнился тем, что окружение Брежнева практически не могло уже скрывать болезненное состояние первого лица государства. Современники, встречавшие генсека в то время, сравнивали его с «огромной надувной игрушкой». Он быстро уставал, тяготился официальными мероприятиями, с трудом разговаривал. На фоне тяжелой болезни попытка покушения выглядит какой-то неуместной.

«Похоже на войну, но все по-другому

»Кстати, еще до того, как стать очередным вождем, Брежнев пережил также неудавшееся покушение на свою жизнь. Хотя случившееся и покушением-то нельзя назвать в полном смысле этого слова: самолет, в котором находился Леонид Ильич, обстреляли «из идеологических соображений».
9 февраля 1961 года Брежнев отбыл из Москвы в Гвинейскую Республику с официальным визитом. Около 130 километров на север от Алжира в небе появился истребитель, по виду — французский, сделал три захода на опасно близкое расстояние от самолета и дважды открывал стрельбу по советскому борту.
«Полет шел по плану, небо было чистое, и вдруг наш воздушный корабль подвергся нападению военных самолетов-истребителей колонизаторов, которым явно был не по душе визит советской делегации в молодые страны Африки. Мне хорошо было видно, как истребители заходили на цель, как сваливались сверху, готовились к атаке, начали обстрел… Странно чувствуешь себя в такой ситуации: похоже на войну, но все по-другому. Потому что ничего от тебя не зависит и единственное, что ты в состоянии сделать — это сидеть спокойно в кресле, смотреть в иллюминатор и не мешать пилотам», — писал Брежнев в своих мемуарах.
« Душевные фотографии советских застолий
Как СССР и Германия сотрудничали в военной области »
  • +92

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

-5
  • avatar
  • gpi65
«осуществивших сложнейшую стыковку двух кораблей в открытом космосе.» Интересно, а где еще бывает стыковка космических кораблей, если не в открытом космосе?
  • Поделиться комментарием
-2
кроме ильинского все остальные туфта.
  • Поделиться комментарием