Гибель экипажа стратостата «Осоавиахим-1»

В январскую ночь 1934 года на окруженном лесом заснеженном поле в Кунцеве под Москвой суетились люди, раздавались команды, а посредине поля, освещенный яркими лучами прожекторов, рос огромный серый холм.
Когда из верхушек сосен выглянули первые лучи солнца, над полем уже величственно покачивалась ушедшая на десятки метров ввысь оболочка гигантского стратостата.
Это был знаменитый «Осоавиахим-1», готовый к полету в таинственную стратосферу.
Стратостат был так огромен, что рядом с ним казался маленьким и незаметным светло-серый стальной шар — гондола для трех отважных воздухоплавателей. И когда эти трое показались на дорожке ведущей к стратостату, все повернули головы и расступились. Последние напутствия, дружеские рукопожатия — и стратонавты один за другим скрылись внутри стальной скорлупы.

Через несколько минут отпущенный стратостат исчез в облаках, белым покрывалом нависших над полем.
Три человека сошлись в тесной гондоле: пилот Павел Федосеенко, конструктор староста Андрей Васенко и научный сотрудник Ильюша Усыскин. Их имена вскоре узнал весь мир.
Земля слушала внимательно эфир.
«Говорит Сириус», — сквозь шум и треск доносится из стратосферы — У микрофона командир стратостата Федосеенко. Настроение бодрое. Штурмуем двадцатый километр".
Все, кто слышал эти слова, зааплодировали. Стратостат приближался к рекордной никем еще не покоренной высоте.
«Счастливы вашим успехом» — радировали отважным Ленинградские осоавиахимовцы.
В 15 часов 08 минут из стратосферы донеслось несколько неразборчивых слов и «Сириус» смолк.
Напрасно радиостанция Центрального аэродрома продолжала тревожно вызывать: «Сириус», я «Земля». Вас не слышим. Сообщите ваше местоположение». Однако стратостат молчал…
Лишь на следующий день выяснилось то, чего никто не ожидал и во что сознание отказывалось верить.
В 470 километрах от Москвы, близ деревни Потиш-Остров в снегу была найдена смятая страшным ударом о землю гандола стратостата.
Случилось непоправимое, как позже выяснилось из записей бортового журнала, на высоте примерно 12000 метров из-за сравнения температур газа и наружного воздуха подъёмная сила стратостата резко упала. Чтобы спасти стратостат, экипажу нужно было сбросить около 700 килограммов балласта. Однако на борту имелось всего 420 килограммов и даже его экипаж сбросить не смог. К тому же отказали приборы, из-за севшего аккумулятора. Скорость снижения продолжала расти. Гондола с усилием тянула за собой шар стратостата уже кидая его из стороны в сторону, и на высоте около 1,5-2 километра от земли оборвались стропы. Экипажна протяжении десяти секунд находился в беспорядочно вращающимся железном ящике, ударяясь о стену и приборы. А выбраться наружу и воспользоваться парашютами можно было только лишь открутив двенадцать фиксирующих болтов люка.
Гондола помялась от ужасного удара о землю. Оторвавшуюся ещё в атмосфере оболочку отнесло на несколько километров. Все приборы, которые находились в гондоле, разбились. На месте крушения обнаружили погнутые карманные часы, стрелки которых остановились на 16.23. Местные жители, сломали люк гондолы, вытащили наружу тела людей и разбитые приборы. Улетевшую оболочку стратостата расхитили по частям окрестные крестьяне.
Трупы были совершенно исковерканы. Больше всего изуродован командира Федосеенко, череп которого не удалось собрать. Детальный анализ трупов привел к выводу, что экипаж погиб не от удушья или от иных причин, а от мощного удара гондолы о землю.
Вся страна провожала стратонавтов Федосеенко, Васенко и Усыскина в последний путь. Они погибли, но проникнув в стратосферу на 22 километра, сделали первый шаг на пути к завоеванию космических пустынь. Их подвиг никогда не будет забыт.

Источник
« Москва зимой 1959 года
Советские бренды и предприятия, пережившие СССР »
  • +103

    Нравится тема? Поддержи сайт, нажми:


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+7
Комиссия перед полетом указывала на недостатки конструкции. В частности сложность открывания 24 барашковых гаек для снятия крышки гондолы, несовершенство такелажа и еще целым рядом недоделок и недостатков. Но энтузиазм сыграл свою роковую роль. Сталин лично выносил прах одного из пилотов. Захоронены они были в Кремлевской стене. Ибо не смотря ни на что они герои!
  • Поделиться комментарием
0
  • avatar
  • MaXXX
Хотя, в материале 12 болтов — но это не намного лучше.
+1
  • avatar
  • MaXXX
Согласен… но 24 болта… ну чем думали то, а? При 24 болтах в сущности парашюты были не нужны — пока бы отвинтили, пока бы один за одним в люк бы выпрыгнули (еще наверняка никто не проверил, проходит ли в люк человек с парашютом)… тут и 40 км. высоты не хватило бы. Комиссия НЕ ДОЛЖНА БЫЛА ДОПУСТИТЬ к полету…
-2
Я так понимаю что данная экспедиция не была проработана с научной точки зрения иначе бы «внезапное» обледенение не было бы столь неожиданным как для погибших так и для организаторов. В СССР к 30-м годам была создана довольно хорошая научная база по освоению воздушной среды (правда, бОльший упор в ней делался все же на аппараты тяжелее воздуха).
Но мы почему-то видим совершенно нелепый случай — гибель людей от банального незнания (или не принятия в расчет) азов аэронавтики.
В случившемся вижу банальную пропагандистскую систему: нужно показать всему миру что мы — лучшие. И чем скорее тем лучше — именно по этой причине был совершен запуск не Белки и Стрелки а живых людей, ставших жертвами агитационного ажиотажа.
  • Поделиться комментарием
+2
Белка и Стрелка благополучно возвратились. А вот их предшественницы (Чайка и Лисичка) увы… :(
+4
Там что-то еще напутали с материалом оболочки. И какие-то конкуренты вроде у них были (наши же, советские, но не из ОАХа ), торопились очень.
+19
Вечная память советским героям!
  • Поделиться комментарием
+12
Икары… земля пухом
  • Поделиться комментарием
-5
пух оказался жестковатым
+1
А вы ник сами придумали, или вас наградили?
+5
На Руси выражение «земля пухом» — об упокоении усопших, а не о причине смерти. Понимать надо
+2
На Руси, говорят " Царствие небесное"