Т-34-85, подожженный панцерфаустом, и замечательные очки, спасшие мехвода

«Машина пламенем объята, вот-вот рванет боекомплект» — кому в России не приходилось слышать эти строки из песни о погибших танкистах? Но ведь не все же погибали в горящих танках.
Как вспоминали о своем спасении из объятой пламенем машины те, кому посчастливилось успеть ее покинуть, кому хватало на это сил и отпущенных судьбой секунд?
Слоеный пирог в предместье Данцига
Механик – водитель «тридцатьчетверки» Болеслав Агальцов – один из таких людей. Вот как он описал роковой для своей машины бой:
«В ночь на 26 марта 1945-го года я горел в танке. Получилось так. Мы получили приказ ночью выдвинуться в сторону противника. 25 марта 1945-го года первая рота 3-го батальона пошла впереди колонны, мой танк шел третьим в первом взводе. Мы вошли в боевое соприкосновение с противником в поселке Олива, предместье Данцига. Вместе с нами атаковала пехота из МБА – моторизированного батальона автоматчиков. Они заняли две стороны улицы, мы должны были прорваться через баррикаду, а нас предупредила разведка, что впереди первая траншея боевой позиции, надо быть там осторожными. Я веду машину, впереди ярко высветился участок обороны противника, потому что американцы повесили свои «люстры». Увидели танк «Тигр», который стоял своим хоботом по направлению к нам. Когда поближе подошли, то сразу зарядили болванку. Я говорю командиру: «Он мертвый». Дело в том, что когда у немцев перегорает проводка в танке, то ствол пушки опускается к земле. И он явно был уже подбит. Решили его проехать, я протащил танк дальше. В это время впереди раздался сильнейший взрыв, мы остановились и начали выяснять, в чем дело. Остановил Т-34-85, и жду приказ командира машины, а кругом такая обстановка, что бегут немцы, и практически получился слоеный пирог – немцы отступают, наш танк между ними, откуда-то справа наши десантники палят. Немцы отстреливаются. Мешанина полная».
«Танковый кулак» для танка — самая пакостная штука
В боях на территории Германии возросли потери советских танкистов от огня немецких противотанковых гранатометов. Фаустпатрон (нем. Faustpatrone, от Faust — «кулак», и Patrone — «патрон»), панцерфауст (нем. Panzerfaust, «танковый кулак») — знаменитое противотанковое оружие немецкого пехотинца. Жертвой «танкового кулака» и стала машина Агальцова: «Пока мы приходили в себя и выясняли обстановку, в это время наш танк получил мощнейший удар и раздался взрыв – как мы потом поняли, в нас выстрелили из панцерфауста, для танка — самая пакостная штука. Попал он в трансмиссию, после взрыва перегородка, отделяющая боевое отделение от мотора, вылетела, и на нас хлынул поток большой температуры, который развивается при выстреле из панцерфауста. Стало горячо, как будто на поверхности солнца. У нас в баках было танковое топливо газойль марки «Э», оно полыхнуло и все это дело хлынуло внутрь. К счастью, мой люк был полуоткрыт, потому что через триплексы смотреть невозможно ночью, механик-водитель как слепой, поэтому я поднял люк и поставил его на стопор, так что у меня имелась небольшая щель. Спасло то, что эта щель дала возможность пламени выброситься наружу, иначе бы я мгновенно сгорел в танке. Верхние люки были также открыты. Я не выдержал, сразу же кинулся наверх, мне было удобнее всего выскакивать через люк заряжающего. Все это мгновенно произошло, за какие-то секунды, внутри было невозможно находиться».
Головой выколотил Витю через люк
Как полезен бывает случайный трофей, от которого может зависеть выживание в бою. Убедиться в этом мехводу Агальцову довелось после того, как загорелась его машина: «Спасли меня трофейные немецкие цейссовские очки – во время марша по Польше мы остановились у сбитого вражеского самолета, подошли и поинтересовались, как там экипаж. Рядом валялись тела летчиков, я подошел к одному, тронул плечо, и он как желе начал колыхаться – сгорел. Меня же заинтересовали его летные очки. В бою все время боялся, что мне глаза выжжет. Так что постоянно носил их, они из плексосплава, замечательные очки. Тогда же наводчик Витя Рогулин, он был маленький и щупленький, но в ватнике, поэтому застрял в люке. Я его головой ударил снизу, но он только ногами заболтал. А на днище лежали ящики, по приказу Сталина мы брали с собой боеприпасы сверх боевой укладки, я на них встал и. Дальше очумевшего от гари заряжающего туда же вытянул, потом уже выскочил сам. Командир танка раньше выскочил.
Прыгнули мы в сторону и сразу же попали в вырытый неподалеку немецкий окоп. В танке горит все, уже начали трещать патроны. Немцы бегут мимо нас, прыгают через окоп. Я был вооружен пистолетом. Мне по должности был положен револьвер Наган, но я нашел себе ТТ, и еще дополнительно у меня имелся трофейный немецкий Парабеллум. А окоп был вырыт полного профиля, я несколько раз нажимал на курок – ничего не получается, потом глянул, «люстры» висели и было хорошо видно, оказалось, что боек выскочил, поэтому я не мог стрелять. Остальные члены экипажа в шоке сидели рядом со мной».
Здесь надо уточнить – выбраться успел весь экипаж. Ранее Агальцов писал: «В мой экипаж входили: младший лейтенант Евгений Полковников, он был командиром машины, заряжающий рядовой Поплавский, наводчик Виктор Рогулин, а вот стрелка-радиста у нас не было, так как машина являлась линейной».
Ссылка на открытые люки, спасшие танкистов, довольно часто встречается в воспоминаниях. Но при этом возникал риск стать жертвой осколка или пули…
А трофейные летные очки нечасто доставались танкистам. Действительно они спасли механику — водителю глаза или он себя в этом просто уверил? Кто может ответить на этот вопрос? Почему он поднялся и пошел к танку?
Но выбраться из танка — еще полдела, экипажу предстояло выжить в продолжающемся бою и спасать своего искалеченного командира:
«Потом командир машины крикнул: «Агальцов, я бегу посмотреть танк!» А там уже вовсю трещат патроны, сейчас будет взрыв. Но все равно он выскочил, я следом за ним только начал подниматься из окопа, как в это время произошел взрыв – взорвалась боевая укладка. Грохот был такой, что его услышали те, кто находился на наших старых позициях за несколько километров. Я подбежал к телу командира, при взрыве башня от танка отлетела в его сторону, и думал, что младший лейтенант Евгений Полковников мертв. Почему он поднялся и пошел к танку? После каждого боя приходили специалисты и устанавливали причину, почему танк взорвался. Стоил ведь дорого. Подскочил к нему, все ярко, все высвечено, я не вооружен, немцы рядом бегут. Делал молниеносно, схватил командира за рукав шинели, дернул на себя, чтобы поднять, а у него рука оторвалась.
Осколком перебило все, и она висела на лоскутах кожи. Женя был без сознания, тогда я его схватил, затащил в окоп, у него кровь прет, у нас на танке перед боем сидел санинструктор, но как потом оказалось, танковый десант, как только раздались выстрелы, спрыгнул с танка и укрылся в воронке, в которой просидел все время, пока мы чокались с немцами. Я привалил Женю к стенке окопа, достал финку, которая у меня всегда с собой была, изрезал ватник, собрал вату, напихал в рану, после чего плечо к стене притулил, чтобы вата держалась. Потом, когда немцы уже перебежали через нас, я вызволил Полковникова, товарищи взвалили его на меня, и мы потащили командира назад на старые позиции, а нужно было пройти около километра, чтобы добраться до штаба батальона. Члены экипажа меняли меня и помогали нести командира, а он все время был без сознания. Потом нам кричат: «Стой! Кто идет?» Я узнал по голосу механика-водителя танка Павла Серенко, у которого машина сгорела в предыдущем бою, и он нес караульную службу. Говорю ему: «Паша, это мы идем с раненным командиром». Я уже не мог больше разговаривать, сразу упал на землю, два моих товарища также были шокированы, подхватили меня, спустили в подвал, там находился командир батальона майор Белов, он подошел ко мне, посмотрел в глаза, оглянулся на моих ребят, я ему обрисовал обстановку, и комбат спрашивает: «Вы ранены?» А я уже ничего не соображал, потому что взрывной волной меня контузило, и не ответил. На этом разговор с Беловым окончился, немного погодя мы пришли в себя, нам дали выпить чуть-чуть спирту, а утром командир батальона приказал мне забрать тяжелораненого Полковникова, доставить его в наш медсанбат».
Сам Болеслав (имя дал отец в честь своего погибшего на гражданской войне друга-поляка) Агальцов пробыл в медсанбате неделю. Потом пришел приказ возвращаться в строй: «Принял другой танк. Внутри все было размазано, я вычищал кусочки мозга и кровь, открыл десантный люк, притащил ведро воды и вычищал. Выяснил, что механику-водителю снаряд попал в грудь, и его разорвало в клочья».
Надо было продолжать воевать с другим экипажем. О психотерапии постстрессовых расстройств, кризисных состояниях и всевозможных синдромах тогда задумываться как-то не было принято…
Максим Кустов
Источник
« Излучающая счастье: Надежда Румянцева
Известные советские актеры, побывашие в тюрьме »
  • +152

    Нравится тема? Поддержи сайт, нажми:


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

0
люки танкисты держали не открытими а закрытыми на брезентовый ремень чтоб в случае чего одним движением сбить его с крючка и открыть люк.
  • Поделиться комментарием
+3
Одни после боя начинают смеяться другие входят в стопор а вот боль приходит потом
  • Поделиться комментарием
+12
Танковые войска главная ударная сила Сухопутных войск!!! С праздником!
  • Поделиться комментарием
+1
что то не верится этому описнию. Фронтовики настоящие по другому рассказывали. А больше молчали. Чем дальше война, тем больше героев.
  • Поделиться комментарием
+2
Рассказ как раз вызывает доверие. Конечно несколько литературно обработан. А как горели в танке, как выжигало глаза и сгорали уши это поденные истории. Танкистов ветеранов в 60-70 годы можно было сразу узнать взглянув в лицо. Многие без бровей, без ушей и лицо в шрамах от ожогов. Это потом пошли танкисты-стахановцы, которые тигров настреляли десятки, которые активно делились с молодёжью своими подвигами, но их холёные лица с бегающими глазками говорили сами за себя.
+1
Читал одну статейку, о том что в Великую Отечественную немецкие танки были лучшие чем наши, но Т-34 были много дешевле, манёвренние, Броня качественнее, управление и обслуживание проще, даже сложные ремонты проводили в фронтовых условиях, в отличие от немецких и поэтому они имели преимущество в бою.Интересно, какими они критериями выбирают лучшие танки.
  • Поделиться комментарием
+1
америкосы в доккументальном фильме 34-ку признали лучшей из-за скошенной брони и признали это как ноу хау
0
америкосы в доккументтальном фильме 34-ку признали лучшей из-за скошенной брони и признали это как ноу хау
+1
  • avatar
  • MaXXX
Т-34-85 мог «в лоб» сделать «Тигра» с 1200 метров, при том, что сам Т-34-85 весил в ДВА РАЗА МЕНЬШЕ, и был средним танком, а «Тигр» — тяжелым. И «Пантера» была ТЯЖЕЛЫМ танком по советской классификации. Даже «Королевского Тигра» Т-34-85 делал, см. кто такой Александр Оськин:
ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D1%81%D1%8C%D0%BA%D0%B8%D0%BD,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%9F%D0%B5%D1%82%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87
«Тигр» и «Пантеру» правомерно сравнивать по весу с «ИС-2», и тут у «ИС-2» огромное преимущество по технологии.
+1
  • avatar
  • MaXXX
Прототипы «Пантеры» были представлены от двух фирм — «MAН» и «Даймлер-Бенц». Второй — был почти ТОЧНАЯ копия Т-34, даже дизельный двигатель, спутать внешне очень легко (кроме подвески).
Судите сами:
upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/1/1f/Comparison_of_VK_3002_proposals.jpg
Уж в чём в чём, но в танкостроении СССР был впереди всего мира лет на 20 (для сравнения — ДИЗЕЛЬ на зарубежные танки стали ставить только с середины 1960-х !).
Наклонную броню передрали тоже именно с Т-34…
+1
А где всю статейку, а не картинки можно увидеть?
+1
  • avatar
  • MaXXX
Какую «статейку»? Смотрите просто таблицу бронепробиваемости пушки Т-34-85 С-53
+1
  • avatar
  • MaXXX
Как видите, у прототипа «Даймлер-Бенц» слизано с Т-34 ВСЕ почти, кроме подвески. Даже дизель и задние ведущие «звездочки» — что для немецкого танкостроения было нехарактерно. И даже люк-пробка механика-водителя, который люк был сомнительным ввиду того, что ослаблял переднюю броневую плиту, рациональнее было его сверху размещать — и вот, тем не менее.
-1
Кто победил, у того и лучшие.
+3
По простым: если наше — то полный отстой. А вот если «ихнее», то «ох», «ах» и обильное слюноотделение, как у Эллочки-людоедки. Про ТТХ эти «эксперты» полностью забывают, так же как и о том, что не Т-4 въехал в Москву, а Т-34 в Берлин.
-8
А на днище лежали ящики, по приказу Сталина мы брали с собой боеприпасы сверх боевой укладки
— Какие-то странные приказы отдавал Сталин танкистам, как будто он был не главкомом, а командиром полка. А пехотинцам он какой приказ отдавал? Носить с собой вместо одной две саперные лопатки?
Или это у автора: «Члены экипажа меняли меня и помогали нести командира, а он все время был без сознания». То есть водитель спасал один, а ему экипаж только помогал? Странно как-то.
И еще: «Я уже не мог больше разговаривать, сразу упал на землю, два моих товарища также были шокированы, подхватили меня, спустили в подвал» — странные какие-то танкисты. Они, оказывается, все время были в шоке после взрыва танка. Такое впечатление, что они даже и не знали, что бывает с танком, когда его поджигают и они это увидели первый раз. Наверное же у них в перерыве между боями были отработки по спасению из подбитого и горящего танка. Ведь они были танкистами и их учили убивать и они знали, что сами могут быть убиты. А тут такой шок.
Это я не о танкистах войны. Эти ребята показали себя героями и, благодаря им и их самоотверженности и геройству (попробуй представить себя в горящем танке) была выиграна война. Я о другом. Прочитав эту статью с такими «перлами», чувствуешь жалость к бедным танкистам, которые попали в такую передрягу. Понимаете, не гордость, а жалость. Автор так и хочет написанным выдавить из нас слезу. Никогда не поверю, что наши ребята-танкисты воевали, испытывая шок после каждого боя как девочка школьница после первого поцелуя.
Не марайте наших героев такими вот жалостливыми статьями. Наши герои этого не заслуживают.
  • Поделиться комментарием
-2
Поддерживаю. Какой-то непонятный рассказ. Все на эмоции да на жалость. Рассказывал, может быть, и танкист, но кто-то его явно «обработал художественно»…
+10
Вам, конечно, виднее, как там надо в бою. А тут приведён рассказ непосредственного участника — как смог так и рассказал.
0
Да, похоже на правду!
+9
  • avatar
  • sgr58
Всех воинов прошлого и настоящего поздравляю с днём ТАНКИСТА!!!
  • Поделиться комментарием
+5
Какой уж там постравматический синдром? И слова-то такого не знали. Жив, цел, вот и ладно, снова в бой.
  • Поделиться комментарием
+5
всегда с большим интересом и невыносимой болью в сердце читаю о
прошлых боевых временах наших славных танкистов. Мой отец тоже был был танкистом. Война Застала его под Москвой, их часть была в летних лагерях. Затем Смоленск, Ельня, оборона Москвы, Курская Дуга,…. Сгорел в танке ИС-1, Лаурский укрепленный район, 33-й Отдельный Гвардейский танковый полк прорыва, ст. техник лейтенант. Слава танкистам! Слава Советскому народу победителю!
  • Поделиться комментарием
0
«Мне по должности был положен револьвер Наган, но я нашел себе ТТ, и еще дополнительно у меня имелся трофейный немецкий Парабеллум.»

Вот уж не позавидуешь человеку, у которого в ближнем бою наган. На редкость отстойное оружие, годится только для исполнения смертных приговоров.
  • Поделиться комментарием
+3
ну почему наган очень точно бьет в цель тк. нет хода затвора.и отдача минимальна.вот только перезаряжать 7 патронов долго.
0
Это солдатский вариант требует перезаряжания, есть револьверы без перезаряжания.
-1
С чего это он «очень точно бьет в цель»? У нагана oфигeннo тугой спуск, в результате oфигeннo большой отбой ствола при выстреле. ТТ куда лучше на этот счет, спуск мягкий, отбой стволанезначительный. Про стрельбу из нагана самовзводом вообще молчу, реально в кого то попасть только уперев ствол в живот. А Парабеллум вообще игрушечка: идеально сбалансирован, отбоя ствола практически нет, одна проблема — ударник упрятан внутрь, невозможно снять с боевого взвода при патроне в стволе. Я бы из трех выбрал ТТ.
+1
Тугой спуск у офицерского самовзводного Нагана…
0
«Неофицерских» на вооружении СА уже не осталось, их изъяли еще после 1 мировой войны)))))))))
0
По счастью немцы бежали не разбирая дороги и им было не до танкистов горячего копчения.