ИС-7: титан, опоздавший на войну

ИС-7 рождался в странное, по-своему сложное для советской танковой промышленности время. Водружение Красного знамени над Рейхстагом принесло не только радость победы в Великой Отечественной войне, но и проблемы обустройства народного хозяйства по требованиям мирного времени.
ИС-7 рождался в странное, по-своему сложное для советской танковой промышленности время. Водружение Красного знамени над Рейхстагом принесло не только радость победы в Великой Отечественной войне, но и проблемы обустройства народного хозяйства по требованиям мирного времени. Необходимо было отстраивать заново города, возвращать из эвакуации заводы, менять уклад оборонной промышленности.
Наркомат танковой промышленности, заведовавший конструированием и производством танков, был преобразован в Наркомат транспортного машиностроения, а в начале 1946 года, после упразднения системы наркоматов, в одноименное министерство. Боевые машины военного времени усовершенствовались по программе УКН (устранение конструктивных недостатков) для более длительной эксплуатации в регулярных войсках. Часть работ по перспективным проектам танков была свернута, оставшиеся продолжались с меньшей интенсивностью.
В числе таких послевоенных проектов был и танк, названный позднее «Объект 260». Работы над ним начались еще в конце 1944 года. По замыслу новая машина должна была воплотить все наработки, возникшие из опыта конструирования и боевого применения тяжелых танков. Проектом занималось конструкторское бюро Опытного завода № 100 под руководством Жозефа Яковлевича Котина.

Весной 1945 года было создано несколько вариантов проекта нового танка: «Объект 257», «Объект 258» и «Объект 259». Позже, в результате анализа сильных и слабых сторон этих проектов, был выдвинут окончательный вариант технических требований. За новой машиной закрепили обозначение «Объект 260» и буквенный индекс ИС-7.
К разработке нового танка были привлечены более 20 институтов и научных учреждений. В процессе конструирования было найдено более 25 уникальных технических решений, не встречавшихся ранее в подобных машинах.
Рабочие чертежи ИС-7 были готовы уже в сентябре 1945 года. Трехгранную лобовую часть он унаследовал от ИС-3, но тут она не так сильно выступала вперед и имела более толстую броню (150 мм против 100 мм у предшественника). Несмотря на достаточно компактные габариты, вес боевой машины достигал 65 тонн.
Для такого тяжелого танка разработчикам нужен был двигатель мощностью 900-1200 л.с. За его разработку взялся завод № 800, но не успел к поставленным срокам. Завод № 77 предлагал альтернативу в виде спаренной установки дизелей В-16, однако по результатам испытаний была выявлена ее полная конструктивная непригодность. Тогда Кировский завод совместно с заводом № 500 в спешном порядке приступил к созданию нового двигателя ТД-30 на базе авиационного АЧ-30. Он позволял достигать скорости до 60 км/ч на твердом грунте и порядка 30 км/ч на разбитой булыжной дороге. Этот двигатель установили на двух первых образцах ИС-7, хотя из-за невысокого качества сборки он требовал дополнительной доводки.
Первый вариант трансмиссии «Объекта 260» имел шестиступенчатую КПП, планетарный механизм поворота и гидравлические сервоприводы, облегчавшие управление танком.
Ходовая часть разрабатывалась на основе новых вариантов подвесок, испытанных на образцах серийных танков. ИС-7 получил ряд уникальных для отечественного танкостроения нововведений: гусеницы с резино-металлическим шарниром, гидравлические амортизаторы двухстороннего действия, опорные катки с внутренней амортизацией для больших нагрузок, а также пучковые торсионы.

Для «Объекта 260» планировалось разработать новую 122-мм пушку с начальной скоростью бронебойного снаряда около 1000 м/с, но работы по ней не были завершены в срок. Поэтому в начале 1946 года Центральное артиллерийское конструкторское бюро спроектировало по просьбе Ж.Я. Котина 130-мм пушку С-26 с щелевым дульным тормозом. Ее баллистические характеристики были близки к морскому орудию Б-13 аналогичного калибра. Использованный в конструкции механизм заряжания позволял производить 6-7 выстрелов в минуту. Помимо основного орудия, танк имел семь пулеметов: один 14,5-мм КПВ и шесть 7,62-мм РП-46.
Первый ИС-7 был собран 8 сентября 1946 года. До конца года танк прошел 1000 км и по результатам ходовых испытаний был признан отвечающим основным тактико-техническим требованиям. Второй экземпляр, собранный 25 декабря, успел пройти только 45 км. Помимо двух опытных машин, на Ижорском заводе изготовили еще два броневых корпуса и две башни для испытаний обстрелом из орудий калибра 88, 122 и 128 мм. Полученные результаты были учтены при разработке окончательного варианта бронирования танка.
На протяжении следующего года конструкторское бюро Кировского завода работало над улучшением конструкции ИС-7. Новый танк сохранил большинство характеристик прошлой модели, однако получил ряд усовершенствований. Ширина корпуса увеличилась до 3,4 м, а общая высота уменьшилась до 2,6 м благодаря более сплюснутой башне. Вес танка увеличился до 68 тонн. По предложению конструктора Г.Н. Москвина корпус также получил криволинейные борта.
Двигатель ТД-30 заменили на серийный морской дизель М-50Т мощностью 1050 л.с. Для его охлаждения впервые в отечественном танкостроении использовались эжекторы, изготовленные из фрезерованных броневых листов. Объем топливных баков из специальной прорезиненной ткани был увеличен с 800 до 1300 литров. В танке была установлена новая восьмиступенчатая трансмиссия, созданная совместно с МВТУ имени Н.Э. Баумана.
Ходовая часть включала в себя 14 двойных опорных катков большого диаметра с внутренней амортизацией. Группа инженеров под руководством Л.З. Шенкера разработала гидравлические амортизаторы двустороннего действия, использование которых увеличило плавность хода. Гусеницы с резино-металлическим шарниром были сложны в производстве, но обладали высокой износоустойчивостью и позволяли снизить уровень шума при движении танка. Ширина гусеничной цепи составляла 710 мм.
Центральное артиллерийское конструкторское бюро усовершенствовало пушку С-26. Предложенное вместо нее 130-мм орудие С-70 стреляло бронебойными снарядами массой 33,4 кг с начальной скоростью 900 м/с. Механизм заряжания имел электропривод и сравнительно небольшие габариты. Прицельный комплекс также был доработан для ведения точной стрельбы на дальних дистанциях.

Танк получил второй турельный крупнокалиберный пулемет, который крепился на специальной штанге на крыше башни. Он имел дистанционное управление и таким образом позволял, не выходя из танка, вести огонь как по наземным, так и по воздушным целям. Еще три пулемета (КПВ и два РП-46) располагались в маске пушки, два РП-46 находились на надгусеничных полках, два крепились на башне.
ИС-7 был оборудован автоматической системой пожаротушения конструкции М.Г. Шелемина, рассчитанной на трехразовое включение в случае возгорания танка. Она устанавливалась в моторно-трансмиссионном отделении машины.
Экипаж ИС-7 состоял из пяти человек – механика-водителя, командира, наводчика и двоих заряжающих, которые располагались в башне. Место командира было справа от орудия, место наводчика — слева. Заражающие, помимо выполнения своей основой обязанности, были ответственны и за управление пулеметами.
Летом 1948 года Кировский завод изготовил четыре танка ИС-7. Заводские испытания показали, что, несмотря на большую массу, машина спокойно развивает скорость 60 км/ч и обладает отличной проходимостью.
После заводских испытаний новые ИС-7 передали на государственные. Танк произвел сильное впечатление на членов комиссии. Главный испытатель Министерства транспортного машиностроения СССР Е.А. Кульчицкий писал:
«Мне была оказана большая часть, я получил предложение первым придать движение этому замечательному танку. Трудно передать словами свои ощущения. При скорости более 60 км/ч эта тяжелая машина легко откликается на самые незначительные усилия, прикладываемые к рычагам и педалям. Передачи переключаются маленьким рычажком, машина абсолютно покорна водителю».
ИС-7 оказался практически неуязвим: он выдержал обстрел не только из 128-мм немецкой пушки, но и из собственного орудия. Более того, проведенный на собаках эксперимент свидетельствовал о высокой степени защищенности экипажа в боевых условиях. Суть опыта была в следующем: животных посадили на места экипажа, после чего подвергли танк обстрелу. На состоянии собак перенесенное испытание никак не сказалось.
Не обошлось и без происшествий. Во время обстрела у одного танка отвалился блок подвески с катком: снаряд, скользнув по гнутому борту, попал в слабо приваренную деталь. У другого танка при пробеге загорелся двигатель, выработавший на испытаниях свой гарантийный срок. Система пожаротушения не смогла погасить огонь, экипаж покинул машину, и танк полностью сгорел. Однако в целом испытания были впечатляющими.

Сложно сказать, насколько успешным был бы ИС-7, если бы отправился в массовое производство. Заказу на первые 50 машин, полученному Кировским заводом в 1949 году, не суждено было воплотиться в железе по причине нехватки финансирования – советская оборонная промышленность переориентировалась на создание более дешевых средних танков. К тому же, транспортировка машины весом 68 т была невозможна: железные дороги того времени не позволяли перевозить грузы тяжелее 50-55 тонн, и военные настаивали на облегчении танка. Вскоре работы по ИС-7 были прекращены.
По тактико-техническим характеристикам «Объект 260» превосходил как танки Второй мировой, так и своих послевоенных современников. В начале 1950-х годов наиболее мощными по бронированию и вооружению были британский «Конкерор» и американский M103. Оба танка имели 120-мм орудия (L1 и M58 соответственно). Как показали испытания, пробить корпус и башню ИС-7 из подобных пушек оказалось невозможно. Кроме того, советский танк при схожей массе значительно превосходил обе машины по подвижности: 60 км/ч против 34 км/ч. Танки, потенциально способные тягаться с ним на равных, появились за рубежом только в 70-80-х годах XX века.
Тем не менее, сама концепция «идеального» танка начала устаревать. В 1949 году был образован военный блок НАТО, геополитическое противостояние СССР и Запада требовало перемен. На первое место в «Большой игре» вышло ядерное оружие и авиация, а для решения локальных конфликтов лучше подходили средние танки.
ИС-7 стал могучим апофеозом развития советских тяжелых танков. Он опередил свое время и дал много перспективных наработок, но оказался не востребован в силу исторических реалий.
Источник
« Интересные факты про «Любовь и голуби»
Советская мода 1920-х »
  • +201

    Нравится тема? Поддержи сайт, нажми:


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

-8
По оцёнкам специалистов — т-6 " тигр" — лучший тяж. танк 2 мировой, Т-34- лучший средний танк 2-ой мировой — Мы их просто заткнули колличеством машин. Оптика, кстати, наша- г… но была. Рекоменд. всем съездить в Кубинку, с детьми вот- им раздолье по танкам полазить- правда дорого и фотки- за бабло. Спасибо за пост.))))))))))))))))
  • Поделиться комментарием
0
«Заткнули количеством...» — это не причина, а следствие! Одной из главных отличительных характеристик, которой не обладал ни один немецкий танк было — технологичность конструкции, которая упрощала выпуск тех. процессов, уменьшало количество переходов, и давала неизменно высокий уровень надежности. Именно это позволило наладить массовое производство в короткие сроки. То же самое относилось и к капитальному, и среднему ремонту. Восстановление танка в полевых условиях относительно немецких было в разы быстрее. Скажу словами американских конструкторов про Т-34: «В нем не было ничего лишнего, как у любого совершенства — только то, что позволяет ему воевать»…
0
Восстановление танка в полевых условиях относительно немецких было в разы быстрее. Это ложь. Немецкие танки требовали огромного количества инструментов и высококвалифицированных механиков, а также времени на их ремонт.Бензиновые двигатели нуждались в хорошем бензине, которое было на вес золота, в то время как советские Т-34 ходили на солярке.Учите историю танкостроения.
0
… — В баню пойдёшь? — Нет, я в баню иду...))))
0
Чукча, ты а, не учитель танкостроения. Быстрее относительно немецких, т.е. быстрее, чем немецкие… Это ложь? Ну, дальше сам себе ответишь про бензиновые двигатели, и необходимость подучится…
+8
Русский мужик, как известно по мнению демолиберастов-западников, никогда не был цивилизованным и потому, не спрашиваясь совета таких умников, ходил с рогатиной на медведя и во все времена по привычке с новыми рогатинами Ил-2, Т-34 и т.п. бил тех кто давал ему советы как цивилизованно жить.