Автоэскорт для вождей

На госдачах в Крыму Леонид Ильич укреплял дружбу народов и награждал своих гостей орденами. За Брежневым из Москвы в Крым отправлялась и вся советско-партийная элита. Движение особо важных персон приобретало интенсивный характер, которое усложнялось летним нашествием автотуристов на «Москвичах» и «Волгах».
Для контроля за ситуацией на магистрали Симферополь (Аэропорт) — Ялта —Форос был создан отдельный дивизион дорожного надзора…
Более 45 лет назад было создано спецподразделение ГАИ по обеспечению безопасного и беспрепятственного передвижения «автомобилей особой нормы» — отряд «эскортников». Во времена СССР таких подразделений было всего три: на участке «аэропорт Внуково — Кремль», на кавказских госдачах и в Крыму.
Президенты, партийные вожди и короли с официальными визитами, минуя Москву, прибывали сразу на полуостров, и им по регламенту полагался почетный эскорт на пути из аэропорта к южному берегу…

Меткий стрелок во главе эскорта

Для контроля за ситуацией на 152-километровой магистрали Симферополь (Аэропорт) — Ялта — Форос в 1969 году и был создан отдельный дивизион дорожного надзора. Первым его командиром был полковник милиции Азамат Лысяков. До этого он — стрелок и автомобильный ас, уже зарекомендовал себя на сопровождении Хрущева, проработав 8 лет в ГАИ.
— Тогда Брежневу к самолету подгоняли «Чайку», — рассказывает Азамат Георгиевич, возглавлявший отряд 17 лет. — А у нас поначалу никаких машин не было. Я за ним на мотоцикле везде мотался! На сопровождение лично подбирал ребят, как космонавтов.
Все у меня были ростом не ниже 175 см, асы в вождении, политически подкованные, многие с фронтовым опытом. Один из них даже в Параде Победы участвовал — фашистское знамя бросал на брусчатку у Мавзолея, в 17-м ряду был. И мне же тоже надо было перед ними человеком быть, прежде чем что-то требовать.

С созданием дивизиона Москва стала радовать «эскортников» новой техникой. Сначала командир и его зам получили в служебное пользование две «Волги» ГАЗ-21, а сопровождение — ижевские белые мотоциклы с коляской, усиленные двигателями К-750. На колясках — хромированные фары от 21-й «Волги».
К середине 70-х автопарк дивизиона стали укомплектовывать «дублерками» — «Волгами» ГАЗ 24-24. Внешне машина ничем не отличалась от серийной, но под капотом был мощный — более 200 л.с., 8-цилиндровывй двигатель от «Чайки» ГАЗ-13, а в салоне рычаг автоматической коробки передач. Такие машины небольшими партиями выпускали по заказу КГБ специально для сопровождения правительственных «зилов» и «чаек», а также для слежки за «иномарками» дипломатов.
«Дублерки» разгонялись до 200-220 км/ч, и таких машин у крымчан было 40. Для них в Симферополе построили особый гараж — обычное с виду 5-этажное здание, куда машины и мотоциклы заезжали по серпантину.

А командир Азамат из 21-й «Волги» пересел в «иномарку» — у него был первый в Крыму служебный Mercedes-Benz С-180. Еще один, но личный Mercedes-Benz в те годы на полуострове был у научного сотрудника Никитского ботанического сада — сына писателя Шолохова. Но не отец подарил машину Александру Михайловичу, а теща! Старший сын Шолохова был женат на Виолетте Гошевой — дочери председателя Совета Министров Болгарии Антона Югова.

Генсек жал на газ до последнего

При Брежневе автопарк 9-го отдела КГБ в Мисхоре, где были представительские машины «Чайка» ГАЗ-13 и ЗиЛ-117, пополнился «иномарками». Для первых лиц в Крыму постоянно находились Chrysler, Rolls-Royce, Opel Diplomat, Opel Admiral и Mercedes-Benz.
Также к приезду Брежнева по железной дороге в вагоне-гараже доставляли что-нибудь из его личной коллекции. Чаще всего это были Mercedes-Benz, в том числе и его любимый двухместный SL-Класс. Леонид Ильич запросто мог сам подвезти из аэропорта в Нижнюю Ореанду супругу Викторию Петровну с внучкой Викой или правнучкой Галкой. Любил он покатать по серпантинам и своих гостей, как это было летом 71-го с канцлером ФРГ Вилли Брандтом.

Леонид Ильич. Любил прокатить с ветерком правнучку Галю, лично управляя автомобилем.

— Брежнев очень любил «мерседесы», — вспоминает Лысяков. — Один у него был даже с таймером, который включался за 15 минут до выезда — двигатель сам включался и прогревался. Любил он машины, часто их менял и получал удовольствие от езды. И конечно, он был прекрасным водителем, и что важно — дисциплинированным.
Мне чудесно с ним было работать: ты идешь по трассе, где надо, сбавляешь скорость, и он за тобой как ниточка, держит темп, не вырывается вперед. Он вообще добрейшей души был человек, для всех у него всегда были приятные слова.

Партийная традиция строго соблюдалась: проводить генсека ЦК КПСС и помахать ему ручкой выходили все высокопоставленные товарищи. Фото: Майкл Львовски (из архивов А. Лысякова, ЦОС ГАИ Крыма)
В поездках по Крыму часто были задействованы все 5 иномарок, которые были в гараже. Если бы кто-то затеял провокацию, догадаться не смог бы, в какой из них именно генсек — по ходу движения порядок кортежа постоянно менялся. Леонид Ильич ведь не только в Mercedes-Benz ездил, ему и Chrysler нравился. Даже в последний свой приезд Брежнев по Крыму проехался за рулем, хотя его состояние здоровья уже было катастрофическим.
Уезжал 5 сентября 1982 года, сел за руль и от Ливадийской развилки в Ялте до памятника Льву Толстому в Лозовом перед Симферополем сам ехал. А за ним по обе стороны машины с охраной и чуть сзади — немецкий реанимобиль.

Косыгину искали ночью кефир

Сопровождение Андропова — сначала как председателя КГБ, а потом и хозяина страны — всегда привносило волнение в обычную работу эскорта. И тут такое ЧП! Юрия Владимировича везли из Симферополя по ялтинской трассе на госдачу. Трасса была перекрыта, но в радиоэфире прошло сообщение, что алуштинская милиция все же разрешила проезд одному из своих начальников, который спешил доставить в аэропорт команду спортсменов-борцов. И в районе горы Кастель они столкнулись с другой милицейской машиной: жуткая авария, трупы на дороге.
— А мне через 5 минут там проезжать с Андроповым! — разводит руками Лысяков. — Я по рации распорядился все там как-то прикрыть, убрать от дороги и сам все время держался левой стороны. Так и проскочили — Андропов ничего не заметил".

Особый случай на дорогах Крыма был и с Председателем Совета министров СССР Алексеем Косыгиным. После ознакомительно-инспекционной поездки на предприятия Армянска и Красноперекопска эскорт возвращался в Мухалатку после полуночи. И Косыгину стало плохо километров за 20 до госдачи.
«Помню, генерал Захаров дает команду „Стоп, все!“ — вспоминает Лысяков. — И спрашивает у меня: „Кефир есть?“ — А откуда у меня кефир?». Оказывается, у Косыгина случился приступ боли в желудке. Его вытащили из машины и положили на обочину, чтобы отдышался.
«И вот несколько раз мы останавливались. До того неприятно, знаешь, ночь, уже час ночи, два, а мы все едем с остановками — выведут его с машины, он отдышится. Так и довезли его чуть живого».

В окружении 23 мотоциклистов

По словам полковника милиции Валерия Журавлева, который принял эстафету у Азамата Лысякова в 1986-м, когда дивизион был реорганизован в отдельный батальон ДПС ГАИ, эскорт производил мощное впечатление:
— Представьте: несется кортеж машин и наши мотоциклы. Обычно 21 мотоцикл, максимально — 23. Все с колясками. От аэропорта до Алушты — мы, а там нас сменял ялтинский взвод эскортников.

Взвод сопровождения. Все ростом не ниже 175 см, асы в вождении, политически подкованные. Фото из архива А.Лысякова

Наши — 21 мотоцикл — потихоньку уходили в сторону, и никто не видел, как это происходит. Действия были отработаны идеально, поначалу же обычные рации были — наушники позже появились, поэтому все приходилось визуально контролировать. Шли мы по трассе «свиньей» — в начале три мотоцикла — первый и за ним два, потом рядом с каждым колесом машины и два с зелеными мигалками на заключении.
Скорости эскорта были небольшие, до 90 км/ч. Потом были в эскорте и мотоциклы без колясок. Но на «одиночках» в условиях Крыма — опасно: если сухо, то еще ничего, а если чуть дождичек прошел — страшное дело!

Генсеков в Крыму всегда сопровождал эскорт из мотоциклов. Фото: Майкл Львовски (из архивов А. Лысякова, ЦОС ГАИ Крыма)

Эскорт полагался зарубежным лидерам, когда они с официальным визитом прилетали сразу в Крым, например, Эрих Хонеккер из ГДР, Николае Чаушеску из Румынии, Янош Кадар из Венгрии или Тодор Живков из Болгарии. А вот если они прилетели уже из Москвы, то формально им эскорт не полагался. От аэропорта до госдач машины ВИПов доезжали за 50-55 минут.
Для сопровождения первых лиц страны, по словам Валерия Журавлева, существовало три варианта кортежа.
N1 для Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР и Председателя Совета Министров СССР — 4 экипажа сопровождения (первая машина сигнальная, ведущий, ведомый и машина заключения), все перекрестки закрыты, транспорта на трассе нет.

N2 для членов Политбюро ЦК КПСС и министры — 3 экипажа, усиление постов на перекрестках. N 3 для кандидатов в члены Политбюро и секретарей ЦК — 1 экипаж.
— В экстренных случаях я обязан был сбивать машины нарушителей, — говорит полковник Журавлев. — Я учился этому в экипаже, и нас командир учил. Мы выезжали на аэродром и там отрабатывали систему нашего поведения, боевые повороты. Это же серьезная работа была, а не просто эскорт, на который люди глядят с открытыми ртами.
Как-то при сопровождении Громыко — это было в последний его приезд — в эфире прошло предупреждение, что возможно нападение — так шея вертелась на 360 градусов, если что, мне бы пришлось идти на таран.

Фокусы Чаушеску

Из первых лиц СССР никто, кроме Брежнева, не отваживался сесть за руль машины на крымских дорогах. А Михаил Андреевич Суслов, «серый кардинал» партийной элиты, и вовсе побаивался скорости даже на заднем пассажирском сиденье.
По ходу движения подсказывал водителю: «Не гони так, спокойнее — мы никуда не торопимся». И если у него была возможность не лететь в самолете, он предпочитал приезжать в Крым поездом. Автомобильных пристрастий у него не было, как, например, у Косыгина или Громыко. Первый любил Rolls-Royce, второй — Lincoln или Chrysler.
По словам Лысякова, несмотря на высокий статус, никто из них не допускал проявлений высокомерия, все отличались педантичностью в поездках — на хозяйственные объекты или на экскурсию (в Судакскую крепость, галерею Айвазовского, голицынские подвалы Нового Света), не заставляли ждать сотрудников охраны и сопровождения.

«Мерседес». Первый служебный в Крыму был у Лысякова (посередине)

Вежливой и тактичной всегда была жена Громыко, не скупилась на слова благодарности и супруга Брежнева — Виктория Петровна. А вот русскую жену монгольского лидера Юмжагийна Цеденбала Анастасию Ивановну в Крыму запомнили как крайне скандальную натуру.
— Ой, какая ж она противная была, — вспоминает Лысяков. — То машина не такая, то не на ту дачу поселили. Однажды она не захотела рядом с дочерью Брежнева Галиной жить — устроила скандал и уехала отдыхать в Сочи! Трудно ее понять было, вроде бы русская женщина, даже секретарем комсомола была — и такие выкрутасы.

А.Цэдэнбал-Филатова с мужем Генеральным секретарем ЦК МНРП Ю.Цэдэнбалом.

А мужик ее, наоборот, сама скромность — даже мне как-то коврики подарил. Другие жены «первых лиц» так демонстративно не капризничали — всегда с подчеркнутым уважением относились к людям, которые их встречали в Крыму. Не забывали искренне сказать «спасибо» жены Косыгина, Громыко. Жена Яноша Кадара мне даже кофейный сервиз подарила.
Трудно приходилось с главным румынским коммунистом Николае Чаушеску.
— Не нравилось мне с ним ездить, — говорит Лысяков. — Он и своего водителя изводил, и нас. То разгоняется до 150 км/ч, то сбавляет до 50 км/ч. А однажды, когда ему на 3-й госдаче очередной орден Ленина вручали, он даже чаю, как говорится, не попил. За столом остались и Хонеккер, и Кадар, и Гусак, и Эдвард Герек, а он решил срочно домой лететь. И мы ночью возвращались. Он своим никогда даже искупаться в море не разрешал. Все ждали своего бонза возле Ил-18: на табуретке генерал сидит, а в салоне охрана с автоматами.

Николае Чаушеску — румынский государственный и политический деятель, генеральный секретарь ЦК Румынской коммунистической партии с 1965 года, генеральный секретарь РКП с 1969 года.

На дорогах в 70-80-х «борзели» отпрыски некоторых министров и сами партийцы среднего звена — и скорость превышали, и подрезали на обгонах. Ветераны рассказывают, что сын начальника ГАИ всего Союза мог в одних трусах за рулем ехать и простому инспектору трудно было ему возразить.
Источник
« Тёплые воспоминания из прошлого
Штурм Берлина »
  • +112

    Нравится тема? Поддержи сайт, нажми:


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

+1
«а сопровождение — ижевские белые мотоциклы с коляской, усиленные двигателями К-750»

Автор убей себя ап стену!!!
Или расскажи, как на ИЖ-ак поставить двигатель от «Днепра»
  • Поделиться комментарием
+1
Ирбитские, разумеется. Может, автор перепутал, может, старик уже подзабыл…
+2
Мне довелось году в 1958 повидать Хрущёва и говорить с ним. Мы гуляли с бабушкой в Александровском саду (жили рядом — на Волхонке). Он шёл метрах в пяти от охраны, видимо, никого не боялся. Он спросил меня: «Мальчик! ты знаешь, как меня зовут?» — «Дядя Никита», сказал я, проявляя свою политическую грамотность (уже были телевизоры, по которым его тогда часто показывали). Он потрепал меня по щеке и пошёл дальше. Я думал, может конфетку даст, но нет, не дал. И, по — моему, на Хрущёва вообще не было покушений. Не ручаюсь точно за слова, но он говорил, что рядом с охраной чувствует себя, как под конвоем.
  • Поделиться комментарием
0
жили же люди… вот у кого был коммунизм…
  • Поделиться комментарием
+2
НЕ друг -это сей час у нашей элиты коммунизм.главы корпораций, директорат, депутаты просто купаются в деньгах.-с советами не ровняй
+5
Сын начальника ГАИ «всего Союза» в трусах? Бредятина. Людская молва быстро «донесла» бы о таких выкрутасах. А партийная дисциплина заставляла проводить воспитание и с членами семьи. На место бы быстро поставили, вплоть до исключения из партии.
  • Поделиться комментарием
+9
Много приврано! А в целом что тут такого? Думаете нынешних «вождей» не сопровождают, не охраняют?:D)
  • Поделиться комментарием
+6
В спецподразделениях ГАИ и в гараже особого назначения — знаменитом ГОНе, обслуживавшем правительство учили не только ездить в экстремальных условия и сбивать автомобили нарушители. Бронированным Гелендвагеном или ЗиЛом сбить легковушку можно в хлам без последствий для «битка». Если были жертвы, то оставляли специальную карточку, оказывали помощь родственникам. Рассказывали старые водители оперслужб, что в Москве, и на трассах сбивали и людей, случайно или умышленно приблизившихся к кортежу. При этом выбрасывался металлический жетон с отштампованным гербом и номером колонны сопровождения. И колонна мчалась дальше, не «заметив» происшествия.
Жетоны выдавались водителям вместе с ключами на автомобиль сопровождения.
Сейчас этой практики нет, а кортежи редки. Вертолеты решили проблему. А на немецком мерседесе — пульмане при проституированной политике Запада кататься принародно — западло:-)
Будет отечественный «Кортеж», вот тогда увидим!
  • Поделиться комментарием
-11
И что? Бесились с жиру, да народное достояние разбазаривали, в ЦК КПСС в 65 лет старики считались «молодыми»!
  • Поделиться комментарием
+2
А сейчас не разбазаривают помогая уже не соц. странам? Прощая милиарднве долги -в товремя когда санитарки, библиотекари, учителя(не в Москве конечно) живут на ставку в 7000руб.Сейчас вот бесятся с жиру получая миллионы в месяц(не ровняйс советским *блатом*)Эт хочешь сказать у нас молодые политики не смеши они уже по пребыванию у власти Брежнева перегнали…